Есть ли сознание у кошек: Есть ли сознание у животных

Содержание

Мышление, сознание и самосознание кошки (ч. 12)

Итак, обладают ли кошки мышлением? Конечно, они не могут думать в нашем, человеческом понимании этого слова, но им доступна мысленная обработка поступающей в мозг информации, на основе чего они принимают решение о своих дальнейших действиях.

У них есть внутренние представления об окружающем их материальном мире, они воспринимают определенные физические законы (например, то, что объекты не прекращают свое существование, когда они не видны глазу), у них есть хорошее чувство времени, они могут идентифицировать других кошек, некоторых людей и ряд предметов.

Интеллекту дали определение люди, и судят о нем со стороны человеческих способностей. Детей учат смотреть туда, куда указывает палец. Что касается кошек, то если вы укажете на предмет, то кошка будет смотреть на ваш палец, а не туда, куда он указывает. Чтобы привлечь внимание кошки к объекту, вам нужно коснуться самого объекта.

Одним из параметров интеллектуального развития является самосознание. Популярный тест на наличие самосознания — это наблюдение за тем, как объект (человек или животное) реагирует на свое отражение в зеркале. Люди и высшие приматы узнают в нем себя. Если вы измажете нос ребенка или мордочку шимпанзе краской и дадите им взглянуть в зеркало, то и ребенок, и обезьяна попытаются стирать пятно со своего лица, а не с зеркала.

Если же зеркало поставить перед кошкой, то сначала она ищет незнакомое животное, спрятавшееся позади зеркала, но вскоре понимает, что кошка в зеркале ненастоящая и игнорирует ее. (Такое игнорирование необходимо, в противном случае кошка не смогла бы пить воду, увидев в ней свое отражение). В отличие от людей и высших приматов, кошка не понимает, что отражение в зеркале — это она сама.

Исследователь поведения кошек Сэча Скофилд имеет другую точку зрения на определение самосознания кошек. Она предполагает, что тест с зеркалом неприменим по отношению к кошкам, так как не дает объективную оценку образа мышления несоциальных субъектов, к каковым относятся кошки.

Гипотеза состоит в том, что кошка теряет интерес к отражению в зеркале, так как воспринимает его как другую кошку, которая не пытается взаимодействовать с первой. Сэча полагает, что кошка воспринимает изображение в зеркале как отражение реального мира и использует его для наблюдения за объектами, которые находятся вне пределов видимости.

Исследовательница наблюдала, как ее собственные кошки иногда смотрят друг на друга или наблюдают за хозяйкой, глядя в зеркало. Иногда кошка, встречаясь глазами с отражением хозяина, начинала приветственно мяукать, показывая, что узнала изображение.

Переехав в новый дом, одна из ее кошек, пятнадцатилетняя Флосси, стала часто использовать зеркало для наблюдения за членами семьи. Она смотрит через зеркало из коридора в спальню и наоборот. Возможно, она использовала зеркало, чтобы компенсировать свою глухоту, и определить, не приближается ли сзади другая кошка.

Чтобы понять, правильно ли кошка воспринимает зеркало, ее сажают перед ним, а за ее спиной встает исследователь. На что реагирует кошка — на жесты человека, отраженного в зеркале или поворачивается к нему реальному? Тут трудно что-либо понять, так как кошка может также реагировать на звук, производимый исследователем при жестикуляции.

Сэча считает, что кошка не интересуется своим отражением, так как ей безразлична собственная внешность. Объекты, которые узнают себя в зеркале, например люди, обезьяны и попугаи, это социальные существа, и многие их возможности зависят от физической привлекательности для других членов этого вида. Люди, слабо заинтересованные в привлечении к себе внимания и в своем общественном положении, имеют относительно низкий интерес к своей внешности.

Статья по теме Старость и потеря познавательной функции у кошек (ч. 13)

В иерархии кошек главное место занимает хорошее здоровье и физическая выносливость, а вовсе не привлекательная внешность. В отличие от видов, которые воспринимают себе подобных посредством зрения, кошки воспринимают мир через смесь запахов, звуков, зрения и осязания (при помощи вибрисс).

Они лучше приспособлены для наблюдения за движущимся объектом, чем за неподвижным.

Сэча считает, что если кошка и узнает себя в зеркале, то, как несоциальное животное, она не имеет мотивации реагировать на свое отражение.

То, что, по мнению классической науки кошка считается не имеющей самосознания, не означает, что она не имеет интеллекта. Ее интеллект находится в пределах кошачьей экологической ниши и ограничивается физическими возможностями и врожденным поведением (инстинктом).

Врожденное поведение запрограммировано мозгом, чтобы особь могла выжить и чтобы высвободились области мозга, отвечающие за процесс мышления. В течение своей жизни ваша кошка оттачивает свои инстинкты и учится многому, что не предусмотрено эволюцией — открывать двери, овладевать различными трюками(если позволяет ваше время и терпение), узнавать звук двигателя вашего автомобиля, и будить вас в определенное время каждое утро.

При перепечатке данной статьи активная ссылка на источник ОБЯЗАТЕЛЬНА.

У кошек есть контролирующие сознание паразиты, но для нас они не опасны

23 лютого 2017

Владельцы кошек могут вздохнуть спокойно. Потому что в голове у этих домашних животных есть паразиты, которые способны контролировать сознание других существ. Однако для человеческого психического здоровья они не особенно опасны – во всяком случае, так утверждает новое исследование.

 

 

В организме кошек часто встречается паразит под названием токсоплазма гондий, который традиционно связывают с психическими заболеваниями. Поэтому какое-то время кошки считались довольно небезопасными животными, наличие которых может привести к развитию шизофрении и других психозов.

 

В новом исследовании ученые изучили данные 5 тыс. британцев, родившихся в начале 90-х годов: жила ли в их семье кошка, а также контактировала ли с животными их беременная мать. После этого ученые сопоставили эти данные с еще рядом факторов вроде социально-экономического статуса семьи, и постановили: нет никакой связи между развитием психозов и наличием кошек.

 

По мнению авторов, предыдущие исследования, которые показывали зависимость между психическими болезнями и кошачьим паразитом, грешили слишком малой выборкой. Впрочем, британцы оговариваются, что шизофрению могут диагностировать и в зрелом возрасте, тогда как они исследовали только молодых людей.

 

Стоит отметить, что токсоплазма гондий – очень необычный организм, который способен, к примеру, управлять сознанием мышей. Он вводит их в заблуждение, заставляя не бояться кошек и даже полюбить запах их мочи. После этого мышей становится легко поймать. По данным Центра контроля и профилактики заболеваний США, только в Штатах паразит есть у 60 млн людей, однако в большинстве случаев наша иммунная система сохраняет нас от каких-либо негативных последствий.

 

Одним аргументом против кошек дома стало меньше.

Кошка принесла на могилку кота мышь. Есть ли сознание у кошек. | капля крови на Беларуси

Кот Саймон трагически погиб в процессе выздоровления. Кошка Шустя осталась одна в доме. Я о ней писал с фото в статье про выздоровление кота. Она тогда тоже мышь принесла, но к порогу дома. Типа отчет или угощение хозяевам. Мол, вы меня не зря кормите.

Кошка Шустя спит без задних лап. Это её любимое место сна.

Вообще-то кошка эта не наша. Она в прошлом году прибилась, перешла от других хозяев. Была даже с ошейничком — красной нитью на шее. Дичилась, еду подворовывала (есть видео). Мы даже не сразу поняли, что это девочка. Прозвали Шустик.

В деревне коты и кошки вольны сами выбирать себе дом и хозяев. Никто не будет в претензии, когда кот возьмёт и уйдет к другим. Кот Саймон в наше отсутствие, как говорят, «жил на два дома

«. Там его тоже кормили. Вот и Шустя определилась сама:

Кошка Шустя тоже свободно гуляет по всей территории, включая и опасную дорогу. На фото она сидит на противоположной от дома стороне дороги.

К этому лету она освоилась, сдружилась с Саймоном. И стала объектом раздора двух котов — Саймона и полосатого соседского разбойника. Из-за этого противостояния и заболел Саймон.

Выздоравливающий кот Саймон на этой же дороге «поимел» даму. Надеемся, что удалось оставить потомство.

Кошка с пониманием отнеслась к похоронам кота. Не знаем, видела ли она смерть кота и его погребение. Возможно что-то и видела. Во всяком случае она регулярно стала приходить на могилку.

Кошка часто и долго вот так лежит у могилки кота Саймона.

Могилку

сделали на той стороне дороги, со стороны поля. Куда Саймон часто уходил на охоту. На опасную охоту, ибо там его мог убить местный ястреб (видео). Этот ястреб ранее унёс не одного котенка или кошку. [этот спасенный нами котенок тоже стал жертвой ястреба — видео] Воровал ястреб и кур.

Куры понимают опасность и не выходят из-под сени деревьев во дворе. Ни на шаг куриный.

Осознанность кур к тени на небе значительна. Чуть что там пролетит, они сразу же бегут или к людям, или в укрытие. Тем не менее куры бывает пропадают…

Кстати, многие из вас не совсем поняли дислокацию на дороге в момент гибели кота. Вот я нарисовал для вас схему:

Водитель ехала примерно 30-40 км в час. Но всё равно все случилось мгновенно. Свидетелей двое. Кот побежал не ко мне, а наискосок под дерево к дома.

«Куст» — это чертополох, который мы фотографировали.

Куст чертополоха на границе заросли вокруг большого дерева.

Я увидел, что Саймон идет и виляет вдоль дороги на той стороне. Виляет — не знает что делать, куда бежать. Слышит приближение машины, но не видит её. Я тут крикнул «Саймон!«, но Саймон побежал не ко мне, а той же виляющей туда-сюда пробежкой под дерево у дома. И не добежал(((

Сейчас я не в деревне. В Минске всё ещё. Вернулся из путешествия в Жлобин. Но мне прислали вчера фото, что Шустя совершила:

Это могилка Саймона. Цветок лилии завял у трех камней. А в ногах Саймона на могилку Шустя принесла мышь.

Мышь принесена явно осознанно. Именно для кота Саймона. Иначе объяснить это я не могу.

Мышь не погрызена, целая, только придушенная. Она не была объектом еды. Скорее жертвоприношение.

Жертвоприношение мыши для мертвого кота на могилку поразило нас.

Нам не понять на каком уровне осознания работаю мозги кошки. Что она думает, что представляет. Но явно понимает, что это за место и почему надо туда приходить и приносить подарок.

Спи спокойно Саймон. О тебе помнят не только люди, но и кошка. Будем ждать тебя среди людей (реинкарнация возможна).

Что кошки видят в зеркале?

На выходных в интернете случился очередной переполох: пользователи китайской социальной сети Weibo выяснили, что если кошке показать хозяина в накладном фильтре в виде кошачьей морды, то она очень удивится. В связи с этим пользователи даже начали обсуждать, не значит ли это, что кошки могут пройти зеркальный тест — самый известный способ определить, есть ли у животного самосознание. Если коротко, то нет, ничего нового об интеллекте и поведении кошек находка не говорит. Мы, однако, решили в вопросе разобраться (очень уж реакция кошек нас впечатлила) и обратились к Елене Литвиновой, сотруднику кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ.

Выпускающий редактор Николай Воронцов и его кошка Фольга (не понимает, что происходит)

Начнем с того, что зеркальный тест проводится немного по-другому: на животное в бессознательном состоянии наносят метку краской, а потом, по пробуждении, подносят к зеркалу так, чтобы животное эту метку видело (другая вариация теста: животному ставят метку лазерной указкой в реальном времени. ). Что происходит дальше? Дальше животное либо понимает, что с его собственным телом что-то произошло (и трогает метку на себе), либо реагирует на свое отражение точно так же, как оно бы отреагировало, встретив сородича.

Схематичное изображение эксперимента по прохождению зеркального теста сорокой (исследование 2008 года)

Institute of Psychology, Goethe University, Frankfurt

Маленькие дети начинают проходить зеркальный тест в возрасте полутора лет; также известно, что узнают себя в зеркале большинство человекообразных обезьян, а также косатки, слоны, сороки (кстати, единственные из птиц) и муравьи (единственные из насекомых).

Кошки, насколько пока науке известно, зеркальный тест не проходят — по крайней мере, эмпирически это доказано еще не было. Более того, кошки вообще не используют зеркала для ориентации в пространстве: грубо говоря, для них то, что они видят в зеркале — это продолжение того, что происходит вокруг них, а их отражение — другая особь.

«Удивление» на морде кошек, поэтому, — просто реакция на неизвестный объект. Смотря сначала на то, что происходит на экране телефона, а потом на хозяина, кошка не соотносит одно и другое. Животное просто реагирует на какое-то неизвестное ей существо и, чувствуя присутствие хозяина, обращается к нему за поддержкой. Реакцию кошек даже нельзя назвать удивлением: для человека свойственно переходить к антропоцентризму и всему вокруг навязывать наши человеческие интерпретации событий, но с этим нужно быть осторожнее.

Для домашних животных человек — это глава стаи. У кошек это, разумеется, не так хорошо выражено, как у собак (у них не такой уровень социальности), но все равно: хозяин здесь — как социальный партнер, какая-то поддержка, поэтому идет реакция на него.

Японские ученые: кошки не глупее собак

Автор фото, Thinkstock

Думаете, что собаки умнее кошек? Возможно, вы неправы.

Во всяком случае, как установили японские ученые, кошки выполняют тесты на память не хуже собак, что позволяет предположить, что они так же умны.

В исследовании приняли участие 49 домашних кошек. Ученые пришли к выводу, что эти животные могут вспоминать приятные переживания, например поедание любимого лакомства.

Подобного рода способности среди животных имеют и собаки — это называется эпизодической памятью.

Люди часто пытаются сознательно восстановить в памяти события прошлого, например что они ели на завтрак, как прошел их первый день на работе или, скажем, семейное торжество.

Эти воспоминания уникальны, поскольку связаны с конкретным восприятием этих событий каждым отдельным человеком.

Как объясняет психолог Киотского университета Саха Такаги, кошки, как и собаки, также вспоминают какие-то конкретные события, что заставляет предположить, что их эпизодическая память схожа с человеческой.

«Эпизодическая память рассматривается как часть самоаналитической функции сознания, и наше исследование может указывать на ее присутствие у кошек, — сказала Такаги в интервью Би-би-си. — Интересно также предположить, что кошки могут наслаждаться воспоминаниями так же, как люди».

Автор фото, T Allen

В ходе исследования в университете Киото ученые проверяли способность кошек вспомнить по прошествии 15 минут, из какой миски они только что ели, а из какой нет.

Они обнаружили, что кошки могут вспомнить специфическую информацию относительно своих мисок, то есть «где» и «что» они ели, а это говорит о наличии эпизодической памяти.

Исследователи предполагают, что кошки могут помнить пережитое в течение более долгого времени, а также не уступают собакам по части разных умственных испытаний, например распознавания человеческих жестов, эмоций и выражения лица.

По словам Сахи Такаги, это исследование может иметь и практическое применение.

«Чем лучше мы сможем понять кошек, тем лучше будут развиваться отношения кошек с людьми», полагает она.

Та же самая группа ученых из университета Киото ранее проводила схожие тесты с собаками, которые также показали наличие у этих животных эпизодической памяти.

В прошлом году венгерские ученые пришли к выводу, что собаки способны вспоминать действия своих хозяев, даже без особых на то побуждений.

Данные нового исследования опубликованы в журнале Behavioural Processes.

Что видят животные во сне?

Автор фото, Thinkstock

Если животным, как и нам, снятся сны, то куда уносятся наши братья меньшие в своих сновидениях? Джейсон Голдмэн ищет способы заглянуть в сознание спящих кошек, птиц и других живых существ.

«Замечено, что почти все прочие животные, будь то водяные, воздушные или наземные, совершенно очевидно впадают в состояние сна», — писал Аристотель в своем трактате «О сне и бодрствовании». Но видят ли «прочие животные» сны?

На этот счет у греческого философа также было свое мнение. В «Истории животных» он писал: «Сны видят не только люди, но и лошади, собаки, быки, а кроме них овцы, козы и весь род живородящих четвероногих. Это доказывается тем, что собаки лают во время сна». Возможно, его методам исследования недостает глубины, но вполне вероятно, что Аристотель не слишком далек от истины.

Разумеется, мы не можем спросить животных, видят ли они сны, но мы, по крайней мере, можем констатировать: у нас есть свидетельства того, что это вполне возможно. Существуют два метода, используемых учеными для решения этой, казалось бы, невыполнимой задачи. Первый метод – это наблюдение за физическим поведением животных во время различных фаз цикла «сон-бодрствование». Второй — выяснить, работает ли их мозг в состоянии сна аналогично тому, как в этом состоянии функционирует наш мозг.

История того, как вырабатывались методы, позволяющие заглянуть в сознание спящих животных, берет свое начало в 1960-х годах. В то время в медицинских журналах стали появляться разрозненные материалы, описывающие людей, совершающих во сне различные движения. Это было любопытно, поскольку во время так называемой REM-фазы сна (от англ. REM — rapid eye movement, «быстрые движения глаз»), иначе называемой фазой быстрого сна, наши мышцы, как правило, словно парализованы.

Исследователи поняли, что введение в похожее состояние животных поможет выяснить, видят ли они сны и какие. В 1965 году французские ученые Жуве и Делорм обнаружили, что удаление у кошки части ствола головного мозга, называемой варолиевым мостом, предотвращает обездвиживание мышц во время REM-фазы. Исследователи назвали это состояние «REM без атонии» или REM-A. Вместо того чтобы лежать во сне неподвижно, кошки бродили и агрессивно себя вели.

Это указывало на то, что животным снятся действия, обычно совершаемые ими в состоянии бодрствования. Проводимые с тех пор исследования выявили аналогичные модели поведения.

По мнению ветеринара-невролога Адриана Моррисона, написавшего отзыв на упомянутое исследование французов, кошки в состоянии REM-A двигают головой, словно реагируя на возбудитель. Некоторые кошки демонстрируют поведение, идентичное поведению хищника, нападающего на добычу, как если бы они в своих снах охотились на мышей. Похожая активность в состоянии сна была замечена и у собак.

Установлено, что некоторые люди во сне тоже словно разыгрывают сцены из реальной жизни — в том случае, если они страдают от состояния, называемого нарушением поведения во время REM-фазы сна. В соответствии с Международной классификацией расстройств сна (МКРС), «во время сна люди могут наносить удары кулаками, лягаться, вскакивать с постели и даже бегать. Подобные проявления довольно часты и обычно согласуются с описываемыми [потом] сновидениями». Для таких людей (и тех, кто спит рядом с ними!) травмы – не редкость, подчеркивается в МКРС.

Впрочем, наблюдения за движениями спящих — не единственный способ заглянуть в их сны. Сегодня исследователи могут изучить электрические и химические процессы, происходящие в клетках головного мозга животных, не нанося последним никакого вреда.

В 2007 году ученые из Массачусетского технологического института Кенуэй Луис и Мэтью Уилсон записали активность нейронов в той части головного мозга крысы, которая именуется гиппокамп. Гиппокамп принимает участие в механизмах формирования эмоций и консолидации памяти. Сначала ученые записали активность этих клеток мозга, пока крысы бегали по лабиринту. Затем они обратили внимание на активность тех же самых нейронов, когда крысы спали. Луис и Уилсон обнаружили, что схемы возбуждения нейронов в процессе бега и во время REM-фазы очень похожи. Иными словами, складывалось впечатление, что во сне крысы мысленно бегают по лабиринту.

Результаты были настолько очевидны, что исследователи смогли сделать вывод о точном местоположении крыс в их мысленных лабиринтах и спроецировать эти места на реальные точки в реальном лабиринте.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Зебровые амадины во сне разучивают песни

Биологи из Чикагского университета Эмиш Дэйв и Дэниел Марголиаш изучали мозг зебровых амадин и обнаружили нечто подобное. Песни этих представителей семейства вьюрковых ткачиков, весьма популярных у любителей птиц, не заложены им в голову с рождения, свои мелодии им приходится разучивать. Когда амадины бодрствуют, нейроны в части их переднего мозга, называемые robutus archistriatalis, возбуждаются, реагируя на отдельные ноты их песен. Опираясь на шаблон «запуска» этих нейронов, исследователи научились определять, какая нота была спета. Через какое-то время, систематизировав электрические модели происходящего в этих нейронах, Дэйв и Марголиаш смогли реконструировать всю песню целиком от начала до конца.

Позже, когда птицы засыпали, Дэйв и Марголиаш снова исследовали электрическую активность в той же части их мозга. Возбуждение нейронов не было совершенно случайным. Напротив, они активировались по порядку, словно птица громко, нота за нотой, пропевала свою песню целиком. Получается, во сне зебровые амадины репетировали свои песни.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Возможно, они снятся друг другу

Можно ли на самом деле поведение спящих кошек в научных экспериментах определить как то, что они видят сны? Существует ли у крыс субъективное осознание того, что они мысленно бегают по своим лабиринтам, находясь в состоянии сна? Догадываются ли певчие птицы, что они поют во сне? На эти вопросы так же трудно ответить, как и на другие, связанные с сознанием. Все слишком неоднозначно.

Даже мы, люди, далеко не всегда понимаем во сне, что спим — но это выясняется, как только мы просыпаемся. Помнят ли зебровые амадины свои сны как сны, когда пробуждаются? Способны ли они отличить реальный мир от мира, существующего в снах?

С изрядной долей уверенности можно сказать, что физиологические и поведенческие особенности сновидений человека наблюдаются также у кошек, крыс, птиц и других животных. Однако каково это в действительности — видеть сны, если вы не человек? Пока по-прежнему загадка.

Об авторе: Джейсон Голдмэн – аспирант Университета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес), изучает эволюционную психологию человека и животных.

Является ли психология наукой и есть ли сознание у кошки


В прошлый вторник у нас выступала Ира Овчинникова — научная сотрудница Лаборатории междисциплинарных исследований развития человека СПбГУ, ассистентка-исследовательца в University of Houston.

Большую часть времени на работе Ира исследует, как опыт раннего детства влияет на языковое развитие и как это отражается в мозговой активности, а также занимается изучением расстройств развития.

Делимся с вами записью и расшифровкой эфира.



Меня зовут Ира Овчинникова, я – научный сотрудник Лаборатории междисциплинарных исследований развития человека в СПБГУ. Еще я пишу диссертацию в университет Хьюстона, поэтому я сейчас в Хьюстоне, на 9 часов назад от Москвы, и у меня сейчас где-то середина дня.

Q: психология – это наука?


Это нормальный вопрос, которым задаются все. И студенты психфака, и люди, которые занимаются психологией.

Ответ простой: все то, что соответствует критериям научности и маркируется как наука – это наука. В 30-х годах прошлого века Карл Поппер ввел критерий фальсифицируемости теорий: то есть, любая теория может считаться научной, если ее можно опровергнуть какими-либо фактами, экспериментами на эмпирическом материале. Проблема психологии здесь очевидна: теория будет связана с общими понятиями, которые являются абстрактными, но материальный мир – он здесь и сейчас.

Для того, чтобы отвечать этому критерию, в психологии есть понятие операционализации. Это когда я беру абстрактное понятие и прихожу к конвенциональному мнению о том, как мы будем это понятие высчитывать. Таким примером будет являться скорость ответа на некие стимулы.

Я вообще – когнитивный психолог (скоро объясню, что это значит). Также это может быть скорость обработки, точность ответа, множество других понятий операционализации. Так теории, мысли, идеи, которые относятся к психологии, могут быть как научными, так и вовсе не научными. К ненаучным теориям относится классический психоанализ, например: его просто нельзя опровергнуть. Потому что, согласно классическому психоанализу, вообще все – возможно. При этом, из психоанализа за 60 лет развития мысли выросли теории, которые являются опровержимыми. Например, теория привязанности Мэри Эйнсворт, где нас интересует то, как ранний младенческий опыт влияет на развитие человека.

Далее, в психологии есть когнитивное направление. Его можно считать золотым стандартом науки, оно полностью соответствует критериям научности. К наиболее развитым относятся теории рабочей памяти Алана Бэддели; можно посмотреть множество различных теорий про то, как видоизменялось представление о рабочей памяти, как эмпирический материал, результаты экспериментов позволяли нам, как научному направлению, улучшать эти знания и делать их более точными. В данный момент теория рабочей памяти состоит из нескольких отдельных частей, которые еще не нашли своего опровержения в экспериментах. То есть, согласно Попперу, ни одна из них не будет истинной, но мы говорим, что у нас просто недостаточно материалов, чтобы ее опровергнуть. И еще проблема любой теории – методология науки в целом. Старую теорию может заменить только новая теория. Нельзя просто сказать, что старая не работает, нужно представить новую парадигму, объяснение для старых феноменов и новых парадоксов.

Я занимаюсь исследованиями нейроимиджинга в расстройствах развития в данный момент, хотя начинала 12 лет назад с исследований формирования понятий. Мне всегда было интересно, как люди формируют понятия, как учатся новому, и как происходят ошибки в этой истории. Последние 4 года я занимаюсь нейроимиджингом, психофизиологией, также занимаюсь МРТ у людей с расстройствами развития – это аутизм, дислексия, класс других расстройств.

Q: какие существуют методы нейроимиджинга, где они применяются, как вы их используете?


Нейроимиджинговые методы можно классифицировать по двум шкалам. В целом, это все методы, где мы пытаемся понять, как устроен мозг как биологический субстрат, как он функционирует и реагирует на разные стимулы. Все методы можно поставить на график с двумя осями: Х – это временное разрешение (то, как точно во времени мы улавливаем информацию о процессах), а Y – пространственное разрешение (то, насколько маленькие процессы мы можем увидеть).

Например, МРТ, на которую вас могут отправить для определения проблем с любым органом – это обычно структурная МРТ. То есть, рентгенолог или исследователь будет смотреть, как орган выглядит и находится в пространстве.

И, если это анатомическая МРТ, то я не смогу посмотреть на то, как тот же мозг функционирует – только на то, из чего он состоит. Или меня может интересовать, например, diffusion tensor imaging (DTI) – как связаны разные части мозга. И у такого метода очень низкое временное разрешение, почти нулевое – информация берется за один момент, никакой динамики нет. Зато у него высокое пространственное разрешение, я могу видеть не только отдельные структуры, но и ядерный уровень, хотя я не буду видеть отдельные слои.

ЭЭГ – это обратная ситуация. Я накладываю на человека шапку с электродами, обладающими высоким временным разрешением, и получаю информацию с точностью до миллисекунд. Это очень высокое временное разрешение для человеческого мозга. Но пространственное разрешение будет очень низким, потому что я буду угадывать, какие части мозга реагируют. Придется использовать усредненное представление о том, как в черепной коробке расположен мозг и какие его части отвечают на сигналы.

Q: а как понять, как связаны части мозга? Pathways или анатомические структуры, которые соединяют?


Для этого есть специальный метод – это как раз DTI. Нас в этой ситуации интересует, каким образом вода реагирует на магнит, так как у вас будет происходить изменение направления молекул воды. И по этим направлениям мы выстраиваем пути белого вещества. Здесь надо понимать, что это та часть, где происходит очень большое количество программирования, потому что МРТ – это не фотоаппарат.

Я эту метафору часто использую, когда рассказываю студентам или коллегам о том, как работает МРТ: то есть, у меня нет другой возможности на 100% узнать, что происходит в организме, кроме вскрытия. Но я, конечно, хочу, чтобы испытуемые были живы.

МРТ позволяет с высокой точностью предугадывать, как выглядят наши пути, но это все же – модели. В том числе и тогда, когда вы идете к врачу, и он пытается понять по вашему скану, как у вас связаны разные части мозга. Разные методы обладают разной точностью, и с годами качество методов повышается – это тоже входит в мои задачи. Здесь работают люди с разной экспертизой, и это всегда будет междисциплинарная наука, где люди с образованием в области физики, инженеры, математики, и также, в том числе, люди, занимающиеся когнитивной психологией и психологией развития, будут выстраивать максимально правдоподобную модель.

Q: но у всех людей же одинаково расположены в пространстве сосуды в отделах мозга?


Нет, различия есть. Я не думаю, что сейчас могу точно сказать, но потом покидаю ссылок об этом. В целом, мы всегда надеемся, что все расположено в пространстве схожим образом, крайне близко, но бывают отклонения — и расстройства, и такие, что никак не влияют на качество жизни человека и на восприятие и обработку им информации.

Q: как применяете ЭЭГ в исследованиях?


Надо понимать, что ни одно из исследований, в которых я участвую, не может быть выполнено одним человеком. Это огромный миф: наука уже давно не существует в формате «седовласый человек сидит в белой башне», всегда работают большие команды. Проекты, в которых работаю я, зачастую осуществляются силами 30-40 человек. Всегда большие выборки, большая работа по поиску испытуемых, менеджменту данных.

Например, сейчас в нашей лаборатории в Санкт-Петербурге идет большой проект по исследованию биоповеденческих показателей у людей с опытом институционализации. Под институционализацией мы понимаем людей, которые жили в детских домах или домах ребенка.

Про детские дома все слышали, а дома ребенка — это структуры детского дома для детей до 4 лет (после 4 лет их переводят в детские дома, дома-интернаты). Нам интересно, каким образом такой ранний опыт влияет на развитие – как в детстве, так и в подростковом возрасте и зрелости. Наш основной фокус – это языковое развитие. Есть большая гипотеза о том, что институционализация в раннем возрасте снижает разнообразие и количество языковой информации, обращенной к конкретному ребенку.

Есть большие социальные изменения, которые происходят в этой области: когда людей, которые работают с детьми – воспитателей, нянечек – обучают больше взаимодействовать с детьми, разнообразить их опыт общения. Но всем понятно, что это все равно не «свой» ребенок, и, как бы хорошо эти люди не делали свою работу – а я встречала замечательных воспитателей и нянечек – все равно получается определенная специфика проживания, рабочие условия. И нас интересует, каким образом влияет на ребенка эта специфика, отсутствие близкого взрослого. Под близким мы понимаем того, на которого ребенок всегда полагается, который почти всегда доступен, с которым он формирует безопасную привязанность и с которым у него самые близкие отношения. Обычно, зачастую, это – мама. Этот взрослый формирует, выдает ребенку языковую информацию, помогает формироваться его когнитивной системе. Это влияние мы рассматриваем с точки зрения психофизиологии; меня интересует, как дети по-разному (или одинаково) обрабатывают языковую информацию, языковые стимулы в экспериментах, и сохраняются ли эти различия в подростковом и взрослом возрасте.

Например, есть такой эксперимент, представленный в парадигме oddball paradigm – я его очень люблю. Компонент, который там представлен, называется «негативность рассогласования» (mismatch negativity). Так, например, для детей, типично развивающихся, характерно следующее: до года жизни (примерно) они могут различать звуки разных языков. Так, например, дети будут различать звуки «та», «га» и звук, который я не могу произнести (горловой звук между «Г» и «Д», часть хинди). С возрастом, к году жизни, языковые статистики накапливаются, и ребенок перестает слышать разницу между звуком хинди и русским языком, он просто перестает быть особенным, различающимся. Проявляется это так: вы предъявляете аудиально ребенку повторяющийся ряд звуков «га» (очень много), это становится линией отсутствия изменений. Дальше, когда ребенок слышит звук «та», который для него различен, на мозговой активности вы видите резкое изменение, скачок. Это и есть негативность рассогласования. До года жизни, вне зависимости от того, предъявите ли вы редким стимулом «та» или горловой звук, вы будете видеть негативность рассогласования. Если же вы проведете это эксперимент на типично развивающихся детях после года жизни (русскоязычных, это важно), то вы не увидите этой негативности рассогласования на звук из хинди, или в принципе на звуки из неродной речи.

Нам было интересно, происходит ли такое же запоминание звуков у детей, проживающих в домах ребенка, или же негативность рассогласования остается и в более старшем возрасте. Мы провели эксперимент. Оказалось, что фонологическое осознание – возможность услышать различие между звуками хинди и родным языком — стирается и у детей из домов ребенка. То есть, они получают достаточное количество языкового инпута для того, чтобы обладать информацией о родном языке и речи – то есть, точно умеют определять родной язык.

При этом, если мы проводим эксперименты, связанные с более высокими структурами обработки информации – например, когда детей просят называть объекты, или когда им показывают картинку мальчика и говорят, что это цветок – информация обрабатывается дольше у детей из домов ребенка. Поэтому мы считаем, что там присутствует некоторое отставание в языковом развитии. Это мы видим и на поведенческих методиках; мы никогда не работаем только с психофизиологией, считаем, что это не очень информативно. Работа также и на поведенческом уровне позволяет сопоставить, то, что видно на уровне поведения и на уровне активности мозга. Есть ли полностью совпадающая интерпретация, или я буду видеть различия, и буду считать в такой ситуации, что на уровне поведения иногда различий нет, а на уровне мозговой активности – есть, и это не до конца сглаженное различие. Хотя оно может сглаживаться с годами, в зависимости от того, когда человек попал в семью, как долго он прожил в доме ребенка или детском доме.

Q: какая из трактовок слова «сознание» актуальна?


Я не занимаюсь проблемами сознания. Я понимаю, что существует большое разнообразие трактовок сознания, но сейчас я использую это понятие на достаточно бытовом уровне – как возможность осознавания.

Q: Вы видели контент Виктории Степановой? Можно считать ее психологом? Она считает, что может по фото определить сексуальную ориентацию.


Нет, это невозможно. Не знаю, кто такая Степанова.

Кстати, могу поговорить про псевдопсихологию и то, почему она нас тоже бесит. Возможно, еще сильнее, чем людей, которые не занимаются психологией. Это большая проблема: когда я прихожу куда-то, я не представляюсь психологом. Потому что иначе все подумают, что я сейчас буду рассказывать про ведических женщин, решать чужие проблемы, говорить, как надо правильно жить и рекомендовать психотерапевта.

Насчет психотерапевтов – я могу порекомендовать сообщества, которым я доверяю, или людей, с которыми я училась (или у которых училась). Но все остальные пункты – это совсем мимо меня, я таких советов не даю.

Псевдопсихология раздражает меня потому, что мне сложнее с ней бороться. Я оказываюсь в ситуации, когда я вижу человека, с которым была в хороших отношениях лет 10 назад, и он вдруг ушел в псевдопсихологию, и я понимаю – ой, похоже, мы не будем больше общаться. Для меня это болезненно. Люди, которые только смотрят на псевдопсихологию со стороны, могут просто сказать: ну, я просто не буду с ним знакомиться. Это во-первых.

Во-вторых, псевдопсихология плохо влияет на научную психологию. Она автоматически ставит под сомнение ее научность; «наука ли это» — нормальный вопрос, который все задают. Кроме того, и рассказывать про исследования, которые произошли в психологии, приходится с самого начала. Приходится начинать с методологии Карла Поппера; после него происходило еще много чего – был Марк Полони, например, и большая группа британских и венгерских методологов. И все это приходится рассказывать очень быстро, чтобы потом рассказать всего лишь об одном исследовании.

Я думаю, что это все точно так же может влиять на большое количество людей, которые отвечают за финансирование разных областей науки, особенно в России, и у которых нет возможностей, времени или желания подробно разбираться в том, как работают те или иные области знаний.

Я хотела рассказать про два других своих любимых проекта, помимо проекта по институционализации. Вторая большая область, которая меня интересует в нашей лаборатории – это проект по превалентности (распространенности) расстройств аутистического спектра на территории Российской Федерации. В значимости от того, как мы будем считать распространенность, и насколько окажется распространено каждое конкретное заболевание, расстройство или другая особенность развития, мы, как государство, должны будем изменять финансирование каждой конкретной области. В данный момент нет точной статистики по России по тому, как часто встречаются РАС.

Лаборатория, в которой я работаю, существует в плотном сотрудничестве с фондом «Выход», помогающим семьям с людьми с расстройствами аутистического спектра. Соответственно, мы начинали проект в Санкт-Петербурге, в Приморском районе, для оценки распространенности РАС. Это заняло у нас три года, мы продолжаем этим заниматься. Это очень большой проект. Он связан с необходимостью, во-первых, наладить понимание демографической статистики в целом в конкретном регионе. Команда большая, мультидисциплинарная, работают люди, занимающиеся популяционными исследованиями. Например, когда вы оцениваете популяционное исследование, вы строите модель, в которой вы пытаетесь понять, каким образом вы можете максимально представить генеральную совокупность (это все люди, на которых вы планируете перенести этот результат; например, когда мы говорим про конкретный район, это дети, проживающие в этом районе). Вам нужно оценить численность и демографическое разнообразие генеральной совокупности, чтобы понять, где вы конкретно можете получить качественную информацию об этих детях.

Такие исследования происходят в два этапа. Первый этап – это скрининговый этап; то есть, мы определенным образом работаем с поликлиниками, опрашиваем как можно большее количество людей по короткому опроснику. В нем они отвечают особенности развития своего ребенка, отвечая на вопросы « да/нет». Есть понятие «красных флажков» — особенностей, которые характерны для детей с РАС или для расстройств развития в принципе. Когда человек набирает определенное количество «красных флажков», мы связываемся с семьей и приглашаем их на второй этап. Кроме того, мы стараемся найти детей с минимумом «флажков» — потенциально нейротипичных, и также приглашаем их в лабораторию. На втором этапе мы занимаемся полной оценкой развития, включая батарею, связанную с оценкой РАС. Таким образом, мы определяем распространенность РАС в конкретном регионе, и это позволит нам создавать дизайн исследования, которое можно будет в полной мере провести в России.

За это я люблю работу в своей лаборатории. Она не только дает мне возможность заниматься разными проектами, но и позволяет чувствовать, что я делаю что-то социально полезное.
Третий проект, о котором я хотела рассказать – это проект о расстройстве языкового развития в изолированной популяции на крайнем севере России. Этот проект для меня интересен потому, что под «изолированной популяцией» мы понимаем популяцию из всего 800 человек. Эта конкретная популяция известна этим расстройством. Мы оцениваем, каким образом расстройство языкового развития передается у них, и смотрим, как это представлено на разных поколенческих уровнях. Мы собираем рассказы у бабушек, у мам, у всех ближайших и дальних родственников для того, чтобы оценить их языковое развитие, проводим полный комплекс оценки языкового развития у детей, смотрим, каким образом происходят связи внутри одной семьи.

Q: с чего начать, чтобы научиться помогать развитию ребенка?


Я не могу отвечать на этот вопрос, это слишком индивидуально. Кроме того, совершенно необязательно делать буст развития. Я верю, что люди, которые посещают хабр, читают, пишут на хабре – очень развитая аудитория; продолжайте просто играть и говорить со своими детьми.
Я не занимаюсь индивидуальным консультированием. Я не клинический психолог, это важно. Я имею право работать с клиническими популяциями, но не имею права проводить консультации (и никогда к этому не стремилась).

Q: какое исследование можно провести на ложные воспоминания?


Почитайте Элизабет Лофтус, это очень классно.

Для всех: ложные воспоминания – это такое событие, которое, как вам кажется, случилось с вами, вы уверены, что помните его, но на самом деле его не было. Элизабет Лофтус – психолог, исследователь памяти, человек, который больше всех вложил в развитие исследования ложных воспоминаний; про нее очень интересно читать, даже если вы не интересуетесь психологией.

История с ложными воспоминаниями выглядит следующим образом: когда вы оказываетесь, например, свидетелем аварии, то от того, как вам зададут вопрос, будет влиять то, какой ответ и каким образом вы дадите. Если разных людей спрашивать, с какой скоростью МЧАЛАСЬ машина и с какой скоростью ЕХАЛА машина до аварии, то, статистически, те люди, кого спрашивали со словом «мчалась», будут давать более высокие оценки скорости, чем вторая группа.
Элизабет Лофтус очень много работала (и работает, как мне кажется) с системой заключенных и людей, находящихся в предварительном заключении и это влияло на изменение протоколов допроса на территории США.

Q: ложные воспоминания – это дежа вю?


Ложные воспоминания – это когда вы считаете, что с вами что-то происходило какое-то время назад, и вы уверены в этом. Например, в том, что вы были в Диснейленде. А ваши родственники говорят – не были мы в Диснейленде в твоем детстве, прости. Может быть какое-то более обширное воспоминание. А дежа вю – это когда вам кажется, что о событии, которое только что произошло, вы знали заранее. Дежа вю и ложные воспоминания, как считается, имеют общие корни, но подробнее про дежа вю я не могу сказать.

Q: может ли служить примером ложных воспоминаний детализация сна?


Ведь, как правило, нам снятся размытые образы, а уже четкость и логичность событий произошедших во сне мы додумываем, пересказывая сон.

Я боюсь соврать, поэтому я скажу, что не знаю. У меня есть собственные додумки, но это не может считаться экспертным знанием.

Я хотела еще поговорить на тему «что делать, если у меня образование физика, математика, CS и я хочу работать в нейронауке или когнитивной науке». Во-первых, это классно, приходите к нам, у нас есть печеньки. Во-вторых, перед этим почитайте литературу. Я очень рада людям, которые приходят в когнитивную нейронауку со знаниями из других областей; мне, например, в команде не хватает человека с инженерным образованием, или со знанием классической математики, теории графов.

У меня есть проект про связность головного мозга у детей с опытом институционализации – это проект, который я делаю в этом семестре. Я пытаюсь взять разные метрики коннективности (связности) и написать скрипт, который позволит мне обработать один и тот же набор данных, используя разные метрики, и получить разные результаты, а дальше – написать к этому каждый раз отдельную интерпретацию и отдельное представление о том, какое заключение можно сделать. И так же сделать с данными взрослых людей с опытом институционализации. Проблема в том, что я пишу на Arc, но плохо пишу на Python и совсем не умею работать с Matlab, а это очень пригодилось бы. Мне хорошо было бы иметь в помощь кого-то, с кем можно обсуждать разные метрики. Я начинаю сейчас теорию графов, использую метрики из теории графов, но остается большое разнообразие оценочных систем, например – динамических систем. Это было бы очень в помощь.

Есть одна проблема, которая происходит с людьми, приходящими из областей, которые считаются более естественно-научными. Это как на той картинке из xkcd, где проранжированы разные научные области в представлениях о их точности, и математик говорит: «Да вас отсюда вообще не видно». Люди, которые приходят в когнитивную науку или нейронауку из более точных областей, считают, что, сейчас они возьмут тот метод, который использовали до этого – например, машинное обучение – и приложат его, а потом расскажут мне, как работает вся область знания. Это не срабатывает. Потому что для того, чтобы вам интерпретировать результаты ML (в том числе), или чтобы сделать более точную модель, надо понимать, что происходит внутри. А для этого нужно получить хотя бы часть того образования, которое люди по 10 лет получают.

Это не наезд. Я действительно призываю вас прийти к нам и попробовать что-нибудь сделать, если вам интересно. Я попрошу оставить мои контакты под видео. Может быть, вы сможете присоединиться к одному из наших проектов и даже попасть к нам на постоянной основе; я надеюсь, что в ближайшем будущем у нас появится позиция инженера. Но такая классическая проблема остается.

У меня есть хороший друг, он пишет диссертацию по использованию ML с данными МРТ. Он сам физик. И примерно раз в месяц он мне говорит: данные какие-то непонятные, что тут происходит? И я ему пересказываю кусок cognitive neuroscience. Конечно, я понимаю, что для того, чтобы иметь достаточно знаний на эту тему, нужно большое количество времени, и у него этого времени просто не было. Поэтому, если вы хотите работать в нейро- или когнитивной науке и хотите прийти в проект – пишите в лаборатории, которые этим занимаются. Обязательно найдете проект, который будет вам подходить, и в котором общаться будет приятно и интересно, и вас будут в состоянии адекватно услышать.

Кстати, есть отличная смешная история на тему того, «что делать, если у меня образование физика, математика, CS и я хочу работать в нейронауке». Илон Маск какое-то время назад анонсировал компанию, связанную с нейро, чтобы построить artificial intelligence. И сделал объявление в твиттере: приходите все, нужны только предварительные знания в области инжиниринга или программирования, и нужно, чтобы не было предварительных знаний в области когнитивной психологии, нейро или чего-то подобного. Все бы ничего, но через какое-то время они делали презентацию этой компании, и на картинке с описанием мозга перепутали левую и правую части (это просто сделать, если вы никогда не смотрели на мозг и не представляете, как он устроен). Такая шутка теперь есть. Хотя я очень уважаю Илона Маска.

Q: есть ли сознание у кошки?


Сейчас я воспользуюсь этим моментом. У меня есть чудесный опыт, где я имею прекрасную возможность обсуждать наличие сознания, поведения и прочего у животных. У моих прекрасных друзей есть проект bobig.ru — это научно-просветительский проект, в котором они рассказывают про взаимодействие с собаками, про то, какие аспекты жизни и поведения собак существуют. Они ставят классные ссылки на исследования. Там можно прочитать про сознание у собак – это схожий вопрос, и ответ тоже будет схожий.

Да, животные думают и чувствуют. Вот откуда мы знаем

Чувствуют ли животные сочувствие? Есть ли у слона сознание? Может ли собака планировать заранее? Вот некоторые из вопросов, которые отмеченный наградами писатель-эколог Карл Сафина задает в своей новой книге « Beyond Words: How Animals Think and Feel ».

Разбегая по всему миру, от национального парка Амбросели в Кении до тихоокеанского северо-запада, он показывает нам, почему важно осознавать сознание животных и как новые захватывающие открытия в области мозга разрушают барьеры между нами и другими людьми. животные, не относящиеся к человеку.

Выступая из Университета Стоуни-Брук на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, где он является приглашенным профессором в школе журналистики, он объясняет, как слоны обычно проявляют сочувствие; почему необходимо прекратить подводные испытания ВМС США на северо-западе Тихого океана; и как его собственные собаки подтверждают его теории.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В вашей книге говорится, что у животных мыслительные процессы, эмоции и социальные связи так же важны для них, как и для нас.Почему это важно знать?

Важно знать, с кем мы здесь, на Земле. Мы говорим о сохранении животных цифрами, но это просто цифры. Всю жизнь наблюдая за животными, меня всегда поражало, насколько они похожи на нас. Меня всегда трогали их связи и впечатляли, а иногда и пугали их эмоции.

Жизнь животных очень ярка. Во многих случаях они знают, кто они. Они знают, кто их друзья, а кто их соперники. У них есть амбиции на более высокий статус. Они соревнуются. Их жизнь идет по дуге карьеры, как и наша. Мы оба стараемся выжить, добывать пищу и кров, вырастить детей для следующего поколения. В этом отношении животные ничем не отличаются от нас, и я думаю, что их присутствие здесь, на Земле, чрезвычайно обогащает.

Вы заявляете, что сознание — это не просто человеческий опыт, и цитируете Кембриджскую декларацию сознания

, подготовленную в 2012 году. Расскажите нам об этой новой интерпретации и о том, как она связана с нашими собратьями.

Проблема сознания, как и многие другие аспекты поведения животных, сбивает с толку из-за отсутствия определений, с которыми люди согласны. Мы склонны использовать слово «сознание» для обозначения множества разных вещей. Некоторые люди говорят, что если вы можете планировать на годы вперед, это показывает сознание, но это всего лишь планирование.

Если у вас есть мысленный опыт, значит, вы в сознании. На самом деле вопрос в том, обладают ли другие виды ментальными переживаниями или они ощущают вещи, не ощущая того, что они испытывают? Как датчик движения воспринимает движение, но он, вероятно, не ощущает его. Животные реагируют — они реагируют на движение: борьба, бегство или любопытство.

Мне кажется невероятным, что до сих пор ведутся споры о том, обладают ли животные сознанием, и даже споры о том, могут ли люди знать, что животные обладают сознанием. Если вы понаблюдаете за млекопитающими или даже птицами, вы увидите, как они реагируют на мир. Они играют. Они напуганы, когда есть опасность. Они расслабляются, когда все хорошо. Нам кажется нелогичным думать, что животные могут не иметь сознательного мысленного опыта игры, сна, страха или любви.

Собаки, говорит автор, точно знают, кто мы, и часто очень, очень счастливы, как и этот лабрадор-ретривер из Мусхед-Лейк, штат Мэн.

Фотография Хизер Перри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Так почему же многие ученые против идеи, что животные обладают сознанием?

Вначале почти не было неврологии, ничего не было известно о том, как работают психические процессы. Поведение животных было основано на сказках, что лисы умны, а черепахи настойчивы. Итак, ученые сказали: «Все, что мы можем знать о животных, основано на том, что они делают. Мы можем только описать то, что они делают. Мы ничего не можем знать об их сознании «. К сожалению, это превратилось в смирительную рубашку предположения, что, если мы ничего не можем знать об их сознании, мы не можем подтвердить сознание.

Между тем люди десятилетиями наблюдали за дикими животными. Люди, которые наблюдают за дикими животными, не сомневаются, в сознании они или нет, потому что мы видим невероятные замыслы поведения и широкий спектр личностей.Я говорю о позвоночных: млекопитающих, таких как слоны и кошки, а также о птицах.

Совершенно очевидно, что животные осознают тех, кто за ними наблюдает. Они должны быть, чтобы делать то, что они делают, и делать выбор, который они делают, и использовать суждения, которые они используют. Однако в лабораториях сохраняется догма: не предполагайте, что животные думают и испытывают эмоции, а многие ученые настаивают на том, что они этого не делают.

С публикой, я думаю, все иначе. Многие люди просто предполагают, что животные действуют осознанно, и основывают свои убеждения на собственных домашних животных или домашних животных.Другие люди не хотят, чтобы животные были в сознании, потому что это помогает нам делать с животными то, что было бы трудно сделать, если бы мы знали, что они несчастны и страдают.

Слоны играют в Дамараленде, Намибия. «Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей», — пишет автор Карл Сарафина.

Фотография Майкла Полиза, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Мне нравится, как вы раскрываете важные аспекты игры в животном мире и взаимоотношениях между взрослыми и детьми, которые так похожи на наши.

Когда люди видят диких животных, они чувствуют себя счастливыми, когда видят слонов, или они могут отправиться в Йеллоустон и увидеть диких волков. Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей. Многие исследователи называют животных именами и узнают разные личности. Некоторые смелые; некоторые застенчивы. Некоторые более агрессивны; некоторые более мягкие; некоторые младенцы намного напористее.

Они видят, что матери в первый раз не так уверены в том, что им делать, а опытные матери более расслаблены и уверены в себе.Они видят, что некоторые волки очень напористы и агрессивны, а другие волки сдерживаются. Если происходит драка, одни волки убивают других волков, а другие — нет, даже когда они побеждают их в драке.

То, что вы видите, когда действительно знакомитесь с дикими животными, очень отличается от обычного наблюдения. Если бы вы видели, как люди ничего не делают, кроме питья воды или бегают по полю, подумаете ли вы, что это все, что нужно для людей? Если вы знаете людей, пьющих воду или бегающих вокруг, у вас будет другой опыт наблюдения за ними.

Мать-горбатый кит и детеныш ныряют в тихоокеанских водах у берегов Мауи. Существует документальное свидетельство того, как горбун смахивает тюленя на спине в сторону от нападения косаток.

Фотография Уолкотта Генри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Эмпатия — еще одна общая черта животных и людей. Не могли бы вы рассказать нам больше о том, как животные проявляют сочувствие в чрезвычайных обстоятельствах — как к людям, так и к другим животным?

Многие люди думают, что сочувствие — это особая эмоция, которую проявляют только люди.Но многие животные сочувствуют друг другу. Есть задокументированные истории о слонах, которые находили пропавших без вести. В одном случае старая женщина, которая плохо видела, потерялась и была найдена на следующий день со слонами, охраняющими ее. Они заключили ее в клетку из веток, чтобы защитить от гиен. Нам это кажется необычным, но для слонов это естественно.

Люди также видели, как горбатые киты помогают тюленям, на которых охотятся косатки. Существует документальное свидетельство того, как горбач выметал тюленя на спине из воды, подальше от косаток. Эти вещи кажутся нам необычными и новыми, потому что мы только недавно задокументировали эти инциденты. Но они, вероятно, занимались такими вещами миллионы лет.

Как слоны, так и косатки несут огромные потери в своей популяции. Соедините эти два существа для нас и с какими проблемами они сталкиваются в современном мире?

Я попытался сделать перерыв от написания о сохранении, чтобы написать о том, что животные делают в своей естественной жизни. Я сосредоточился на трех наиболее охраняемых популяциях животных в мире: слонах в национальных парках Кении, волках в национальном парке Йеллоустоун и косатках на северо-западе Тихого океана; во всех трех случаях я обнаружил, что этих охраняемых животных продолжают убивать люди.

Слоны подвергаются ужасной резне с 2009 года, когда власть, которая решила, что Китай может импортировать слоновую кость от мертвых слонов. В результате, популяции слонов опустошаются браконьерами по всей Африке и Азии.

Что касается волков в Йеллоустонском национальном парке, США сняли статус исчезающих видов с волков за пределами парков. Поэтому, когда волки из парков выходят на улицу, их часто подстреливают, и обычно убивают вожаков стаи альфа.Когда стая волков теряет своего альфа-самца или самку, они часто распадаются. У молодых волков нет знаний, чтобы выжить, как у взрослых.

Ученый, изучающий выживание животных, взваливает на плечи волка в Арктической исследовательской лаборатории ВМС США в Барроу, Аляска.

Фотография Эмори Кристофа, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

У косаток очень плохое воспроизводство, поскольку запасы лосося, от которых они зависят, настолько истощены, что они не получают достаточно пищи и находятся в недостаточно хорошем состоянии, чтобы вынашивать детенышей.Молодежь тоже плохо выживает. Косатки полны токсичных химикатов, которые они получают из пищи и загрязненных вод, где они плавают в районе штата Вашингтон и на западном побережье США. Несмотря на то, что они находятся под угрозой исчезновения и им должна быть предоставлена ​​строжайшая защита, ВМС также продолжают испытывать боевые бомбы в районах, где плавают эти киты.

У одного стручка, который отчаянно нуждался в молодой, здоровой самке, была убита их единственная молодая самка из-за массивного кровотечения в ушных каналах.Взрыв бомбы ВМС был зафиксирован на подслушивающих устройствах исследователя китов в день ее смерти. Очень обидно, что даже когда мы якобы защищаем этих животных, их не защищает наше собственное правительство.

Есть ли у вас животные в повседневной жизни? Если да, расскажите, как они подтверждают или опровергают ваши теории.

Я никогда не любил собак, потому что меня интересовали вольные, дикие животные, но сейчас у меня две собаки, и я не могу поверить, как сильно я люблю этих собак и насколько они являются частью нашей семьи.

Они точно знают, кто мы. Они знают, кто такие чужие. Часто они очень и очень счастливы. Иногда их пугают странные вещи или они не понимают, что происходит.

Единственное, чего они не могут сделать, — это говорить с нами полными предложениями, но они общаются все время. Они знают, что хотели бы сделать, и могут немного спланировать. Они могут не планировать, что собираются делать на следующей неделе, но они знают, когда они хотят выйти или когда они хотят, чтобы мы вывели их на пробежку.

Когда мы водим их на определенный пляж, они точно знают, каков его распорядок, даже если мы не были на этом пляже несколько месяцев. Когда мы отвозим их к моей матери, они вспоминают, что в сарае на ее заднем дворе есть кролики-кролики, и они всегда бегут прямо в сарай, чтобы все исследовать.

Вы используете термин «яркий» для описания жизни животных. Объяснять.

Я много изучал диких животных и всегда поражался тому, насколько они бдительны и насколько хорошо чувствуют, что происходит вокруг них.Они гораздо более осведомлены, чем люди. Современные люди выходят на улицу и не очень хорошо видят, слышат или чувствуют. Наши чувства притупились за тысячи лет цивилизации и оседлой жизни. Я думаю, что жизненный опыт животного намного острее и яснее. Вот почему я использую термин «яркий».

Саймон Уорролл курирует Book Talk. Следуйте за ним в Twitter .

Есть ли у кошек чувство собственного достоинства? «Блог Фонда здоровья животных

Ранее сегодня Gawker опубликовал видео, на котором домашняя кошка смотрит на себя в зеркало, медленно поднимает лапу и с удивлением смотрит на свое отражение.«Умный кот понимает, как работают зеркала», — гласит заголовок. Давайте углубимся в минутный видеоролик на YouTube, в котором кот делает что-то странное! Щелкните ссылку ниже:

Зеркала используются в когнитивной науке в задаче, называемой «зеркальный тест самосознания» или тест MSR. Это противоречивый эксперимент, разработанный еще в 1970 году психологом из Университета Олбани по имени Гордон Гэллап, который позже написал научную статью под названием «Имеет ли сперма антидепрессантные свойства?» Тест MSR требует, чтобы животному была придана какая-то визуальная странность, обычно одна или две цветных точки, на части его тела, видимой только через зеркало (часто на части лица или головы). Если животное (или человек!) Видит свое отражение в зеркале и пытается коснуться части своего тела незнакомой цветной точкой, то считается, что это животное продемонстрировало зеркальное самосознание.

Очень немногие животные проходят этот тест. Все человекообразные обезьяны — люди, шимпанзе, бонобо, гориллы и орангутаны — проходят мимо, как и некоторые китообразные, такие как афалины и косатки (косатки), и несколько чудаков, таких как слон и сорока. Некоторые другие животные демонстрируют частичное самосознание — гиббоны, а некоторые макаки, ​​например, иногда сбиваются с толку и жестикулируют своим лицом, что не является прохождением теста, но указывает на то, что они понимают, что происходит что-то странное.Некоторые виды обезьян, свиньи и врановые животные (вороны, вороны, сойки) демонстрируют подобное частичное понимание себя.

Интересно, что люди меняют свое восприятие самих себя; в возрасте до 18 месяцев люди либо не проходят тест MSR, либо не достигают его только частично. До 18 месяцев они будут реагировать с любопытством или избеганием.

Кошки ни разу не продемонстрировали, что у них есть чувство собственного достоинства. Реакция кошек на их отражение в зеркале различна; некоторые будут игнорировать отражение, некоторые попытаются осмотреться за зеркалом, чтобы найти кошку, которая предположительно там, некоторые будут действовать настороженно или агрессивно по отношению к тому, что кажется другой кошкой, способной отлично противодействовать своим жестам.Это странная вещь, если ты не знаешь, что это ты в зеркале.

Кошка на этом видео ведет себя оборонительно, с «тревожной» позой, изложенной в этой полезной таблице кошачьего языка тела. Обратите внимание, что его уши полностью обращены к «угрозе», что его хвост вздут и часто направлен вниз — это кошачьи сигналы, означающие «защитную агрессию». Его атакующая поза… не очень угрожающая, она движется медленно и осторожно, но все же совершенно ясно, почему он ведет себя именно так.Он не машет самому себе, он угрожающе жестикулирует на страшного кота, который смотрит на него с расстояния в несколько футов.

Чтобы посмотреть, как кошка реагирует на отражение, нажмите на следующую ссылку:

https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=ssFfh5wNsao

Тест на зеркало вызывает споры в области психологии; проблема в том, что дети или животные не заботятся о том, что на их лицах есть пятна, и поэтому дают ложноотрицательный результат, когда они не удосуживаются его очистить.Также было высказано предположение, что этот тест несправедлив по отношению к животным, которые больше полагаются на другие чувства, чем на зрение. Домашняя собака, например, гораздо больше полагается на запах, чем на зрение.

Есть еще более философская проблема: о чем это вообще говорится? На самом деле, единственное, что он доказывает, — это способность узнавать себя в зеркале. В этой статье утверждается, что вы не можете продлить успех в тесте MSR, чтобы продемонстрировать полное самосознание.

Простите, осторожно машет смокингом кот.Вы все еще не продемонстрировали самосознание. Но вы очень мило.

Где мое сознание-измеритель? — Сеть блогов Scientific American

Как узнать, что ваша собака в сознании? Что ж, она виляет хвостом, когда счастлива, подпрыгивает, как маленький человеческий ребенок, когда возбуждена, и зевает, когда хочет спать — среди многих других примеров поведения, которые убеждают нас (по крайней мере, большинства из нас), что собаки вполне сознательны. похожи на человеческое сознание, но не то же самое.

Большинство из нас нормально приписывают эмоции, желания, боль и удовольствие — что я имею в виду под сознанием в данном контексте — собакам и многим другим домашним животным.

А что насчет того, что дальше по цепочке. Сознательна ли мышь? Мы можем применить аналогичные тесты для «поведенческих коррелятов сознания», подобных тем, что я только что упомянул, но для некоторых из нас наблюдаемое поведение мышей будет значительно менее убедительным, чем для собак, с точки зрения наличия внутренней жизни для среднего человека. мышь.

А что насчет муравья? Какое поведение муравьев заставляет нас думать, что отдельный муравей хоть немного сознателен? Или это вообще не сознательно?

А теперь позвольте мне перевернуть вопросы: откуда я знаю, что вы, мой дорогой читатель, сознательны? Если бы мы встретились, я, вероятно, представился бы и услышал, как вы называете свое имя и отвечаете на мои вопросы и различные светские беседы. Возможно, вы будете счастливы встретить меня и энергично улыбнуться или пожать мне руку. Или вы можете немного нервничать при встрече с новым человеком и вести себя неловко.Все это поведение убедило бы меня в том, что вы на самом деле обладаете таким же сознанием, как и я, а не просто притворяетесь!

А теперь более широкий вопрос? Как мы можем знать, что кто-то, какое-либо животное или какая-либо вещь, на самом деле сознателен, а не просто притворяется? Природа сознания по необходимости делает его полностью личным делом. Единственное сознание, которое я могу знать с уверенностью , — мое собственное. Все остальное — вывод.

Итак, где мой измеритель сознания?

Эти вопросы более чем философские.С наступлением эпохи интеллектуальных цифровых помощников, беспилотных автомобилей и других роботов, которые служат нам и все больше управляют нашей жизнью, имеет ли значение, действительно ли эти ИИ сознательны или просто притворяются?

Возможно, сегодня более актуально, как мы можем узнать, что жертвы комы или пациенты в вегетативном или минимально сознательном состоянии находятся в сознании или нет?

Это активная область исследований, и для бедных жертв из этих категорий, а также их семей и близких эти вопросы являются смертельно серьезными.Как семья может узнать, отключать ли пациента от системы жизнеобеспечения или нет, если они не знают с какой-либо уверенностью, какое сознание присутствует или нет?

В моей работе, часто с психологом Джонатаном Скулером из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, мы разрабатываем схему для размышлений о множестве различных способов возможной проверки присутствия сознания — и все это обязательно с использованием процесса разумного вывод.

Существует небольшое, но постоянно растущее поле, посвященное тому, как оценивать присутствие и даже количество сознания в различных сущностях.Я разделил возможные тесты на три широкие категории, которые я называю измеримыми коррелятами сознания или MCC (рис. 1).

Рисунок 1. Различные типы измеримых коррелятов сознания (МКК). Предоставлено: Tam Hunt

. Давайте рассмотрим каждую из этих категорий по очереди.

Нейронные корреляты сознания и «сигнатуры сознания»

При определении того, находится ли вегетативный пациент в сознании каким-либо образом, мы можем исследовать и действительно исследуем только нейронные корреляты сознания, поскольку здесь нет никакого поведения для наблюдения и никаких творческих продуктов.Различные исследователи предлагали тесты на познание и сознание у пациентов в коме и вегетативных состояний.

Что физически происходит в мозгу? Инструменты нейровизуализации, такие как ЭЭГ, МЭГ, фМРТ и транскраниальная магнитная стимуляция (у каждого из которых есть свои сильные и слабые стороны), могут предоставить информацию об активности, происходящей в головном мозге, даже у пациентов в коме и вегетативных пациентов.

Станислас Дехен, французский нейробиолог, выделил четыре «сигнатуры сознания», которые расширяют идею нейронных коррелятов сознания на более конкретные аспекты активности мозга, необходимые для осознания.Он сосредотачивается на том, что известно как «волна P3» в дорсолатеральной коре головного мозга, как на самой важной характеристике сознания у людей. И в тестах вегетативных и минимально сознательных пациентов он и его коллеги успешно предсказали, какие пациенты с наибольшей вероятностью вернутся в более нормальное состояние сознания.

Сид Куидер, другой французский нейробиолог, обследовал очень маленьких детей, чтобы оценить вероятность того, что они будут в сознании. Он приходит к выводу (что неудивительно), что даже новорожденные сознательны по-разному.

Поведенческие корреляты сознания

Когда мы рассматриваем потенциальных сознательных сущностей, которые не могут общаться напрямую, и это не позволяет нам поставить наши нейробиологические инструменты измерения им на голову (если у них даже есть головы), мы должны рассматривать поведенческие корреляты как ключи к разгадке присутствия и тип сознания.

Например, сознательны ли кошки? Архитектура мозга кошек сильно отличается от человеческой, и у них очень минимальная префронтальная кора, которая считается центром многих высших видов деятельности человеческого мозга.Но нужна ли для сознания префронтальная кора?

Поведение кошки сложное, и его довольно легко сопоставить с поведением человека разными способами. Тот факт, что кошки мурлыкают, сгибают пальцы ног и прижимаются, когда их гладят, подобно тому, как люди демонстрируют удовольствие при физической стимуляции (за исключением мурлыканья, конечно), громко мяукают, когда голодны, и перестают мяукать, когда их кормят, демонстрируют любопытство или страх о других кошках или людях с различными типами языка тела, а также о многих других формах поведения, которые мы можем легко наблюдать сами, если у нас есть кошки в качестве домашних животных, — все это довольно убедительное свидетельство для большинства из нас того, что кошки действительно сознательны и обладают богатыми эмоциями. жизнь.

Творческие корреляты сознания

Творческий результат — еще один источник информации для оценки наличия сознания. Если по какой-либо причине мы не сможем исследовать нейронные или поведенческие корреляты сознания, мы сможем исследовать творческие продукты сознания в поисках ключей.

Например, когда мы изучаем древние архитектурные сооружения, такие как Стоунхендж, или наскальные рисунки в Европе, возраст которых оценивается в 65000 лет, разумны ли мы, чтобы судить, что создатели этих предметов были сознательными способами, подобными нашим собственным? ? Большинство из нас сказали бы: очевидно, да.Мы знаем по опыту, что для производства таких изделий сегодня потребовались бы высокий интеллект и сознание, поэтому мы разумно делаем вывод, что наши древние предки имели аналогичный уровень сознания.

Что, если мы найдем явно неестественные артефакты на Марсе или других телах в нашей солнечной системе? Имеем ли мы разумные основания предполагать, что все сущности, создавшие такие артефакты, были сознательными? Это будет зависеть от рассматриваемых артефактов, но если бы мы нашли что-то отдаленно похожее на человеческие жилища или механизмы на других планетах, но явно не человека по происхождению, большинство из нас могло бы разумно заключить, что создатели этих артефактов также были сознательный.

Ближе к дому искусственный интеллект (ИИ) создал довольно впечатляющие произведения искусства, за которые на недавнем аукционе было продано более 400 000 долларов. В какой момент разумные люди приходят к выводу, что для создания удивительных произведений искусства требуется сознание? Мы можем провести своего рода «художественный тест Тьюринга» и попросить участников исследования рассмотреть различные произведения искусства и сказать, какие из них, по их мнению, должны были быть созданы человеком. И если изображения ИИ постоянно обманывают людей, заставляя их думать, что они созданы человеком, является ли это хорошим доказательством того, что ИИ хотя бы в некотором смысле сознателен?

Еще не существует «измерителя сознания», но различные исследователи предлагали идеи, в том числе Дехайн и итало-американский исследователь Джулио Тонони и его коллеги, которые сосредотачиваются на «интегрированной информации» как на мере сознания.

Нейробиолог Джулио Тонони и его коллеги, такие как Кристоф Кох, сосредотачиваются на том, что они называют «интегрированной информацией» как на измерении сознания. Эта теория предполагает, что все, что объединяет хотя бы один бит информации, имеет хотя бы крошечный объем сознания. Например, светодиод содержит всего один бит информации и поэтому имеет очень ограниченный тип сознания. Однако с двумя возможными состояниями, включенным или выключенным, это довольно неинтересный вид сознания.

В моей работе я и мои сотрудники разделяем этот «панпсихистский» фонд. Мы принимаем в качестве рабочей гипотезы, что любая физическая система имеет некоторое связанное с ней сознание, каким бы маленьким оно ни было в подавляющем большинстве случаев.

Однако вместо интегрированной информации в качестве ключевого показателя сознания мы сосредотачиваемся на резонансе и синхронизации, а также на степени, в которой части целого резонируют на одинаковых или подобных частотах. В случае человеческого мозга под резонансом обычно понимаются общие частоты колебаний электрического поля, например, синхронность в гамма-диапазоне (40–120 Гц).

Наш измеритель сознания, поскольку он фокусируется на нейронных коррелятах сознания, будет рассматривать степень общего резонанса различных типов и результирующие информационные потоки как меру сознания. Люди и другие млекопитающие обладают особенно богатым типом сознания, потому что существует множество уровней всеобъемлющей общей синхронизации в мозгу, нервной системе и теле.

В более общем плане мы предлагаем подход «веса свидетельств» к оценке присутствия и природы сознания в любом конкретном объекте исследования.Мы задаем ряд вопросов во всех областях MCC, как описано выше, объекту исследования, и он дает ответы на любые возможные пути. Затем мы делаем те же самые разумные выводы о присутствии и природе сознания, которые мы делаем каждый день, когда дело касается других людей или животных. Этот процесс опроса должен быть действительно общим и может применяться к любому объекту исследования.

Логическая цепочка этой структуры проста: я знаю, что нахожусь в сознании; Я предполагаю, что вы в сознании, потому что действуете во многом как я и делаете много умных вещей; Я делаю аналогичные разумные выводы при оценке того, находятся ли различные животные в сознании и в какой степени; мы можем использовать один и тот же процесс разумного вывода на всем протяжении цепочки физической сложности. Рисунок 2 суммирует этот подход.

Рисунок 2. Краткое изложение нашего подхода к оценке присутствия и природы сознания в любых физических структурах. Предоставлено: Tam Hunt

. Тесты на сознание все еще находятся в зачаточном состоянии. Но эта область исследований переживает ренессанс, потому что изучение сознания в более общем плане наконец стало уважаемым научным занятием. Вскоре станет возможным измерить, сколько сознания присутствует в различных сущностях, включая вас и меня.

Мы отвечаем на извечный вопрос: испытывают ли животные сознание?


Cogito ergo sum.

«Я думаю, следовательно, я есть». Известное высказывание Декарта от 1637 года, возможно, было одной из первых попыток философского определения того, что такое сознание. Он считал, что сознание доказывает способность мысли. Но что такое сознание, на самом деле ?

Мы знаем, что это есть — мы живем этим каждый день. Это та нематериальная сущность (или, скорее, опыт), позволяющая нам, обращаясь к Декарту, формировать мысли. Это позволяет нам наслаждаться дрожью идеально сформированного движения классической музыки, ощущать сокрушительную тяжесть депрессии в конце отношений или спокойное удовлетворение, которое приходит от наблюдения за сверкающим и безмятежным закатом. Некоторые утверждают, что это то, что позволяет нам мечтать; Осознанные сновидения, в частности, полагаются на некоторый уровень сознания во время сна, чтобы контролировать переживания. Но исторически ученые изо всех сил пытались приспособить весь этот опыт к конкретным исследованиям, которые точно отражали бы, как и почему существует сознание.

На данном этапе современных исследований нейробиологи могут согласиться с двумя общепринятыми теориями.

Глобальное рабочее пространство и теории интегрированной информации

Первая теория, разработанная Бернардом Баарсом из Института нейронаук в Ла-Хойя, Калифорния, — это теория глобального рабочего пространства с привлекательным названием. Баарс в основном говорит, что мозг функционирует по архитектуре «классной доски», где все, что кто-то переживает, — например, воспоминания о событии или внешний вид яблока — хранится в общем месте (на доске). Информация из этого места затем транслируется по мозгу по мере необходимости, представляя сознание.

Теория Баарса — это скорее объяснение того, как работает сознание; Вторая теория, разработанная Джулио Тонони из Университета Висконсин-Мэдисон, больше фокусируется на определении того, является ли что-то сознательным или нет. Его работа называется (не менее привлекательной) теорией интегрированной информации. Согласно исследованию Тонони, сознание формируется из большого количества информации, которую ваш мозг сплетает воедино.Нам не подвластно, как формируется наше сознание. Например, мы не можем просто видеть вещи в оттенках синего — информация, интегрируемая в нашем мозгу, делает этот выбор за нас.

Внешняя теория связывает размер мозга с сознанием: 86 миллиардов нейронов составляют человеческий мозг, в то время как мышь рекламирует только 75 миллионов (что более чем в 1000 раз меньше). Чем больше мозг, тем более сложные мысли и неврологические взаимодействия равны нашим возможностям сознания. Но это не объясняет феномена, который многие из нас видят каждый день: животные в окружающем мире выражают эмоции, учатся, понимают сложные концепции.Кроме того, кора головного мозга человека является неотъемлемой частью нашего сознания. Если бы кому-то сделали лоботомию коры головного мозга, осознанное мышление было бы не таким легким. Так что, по сути, размер мозга неприменим к поиску сознания.

У кошек, например, 300 миллионов нейронов в очаровательных маленьких мозгах. Но из многих животных кошки, кажется, проявляют больше всего признаков сознания, хотя у них значительно меньше нейронной мощности. Любой любитель кошачьих знает, что на самом деле кошки делают то, что они хотят, а это требует сознательного принятия решений.И они невероятно восприимчивы к эмоциям своего хозяина, предлагая комфорт, когда это необходимо, проявляя волнение после долгого отсутствия и реагируя на тонкие сигналы языка тела.

Собаки во многом похожи (хотя, извините, собачники, у них меньше половины нейронов мозга кошек), они демонстрируют сложные эмоции, такие как разочарование, страх, печаль из-за потерянного любимого хозяина, не говоря уже о случайных крайностях. проявление вины.

Даже дружелюбный осьминог проявляет признаки сознания, может строить планы и решать проблемы, например собирать ракушки для изготовления переносных укрытий, находить необходимое количество камней для использования при закрытии входа в их подводное логово и даже узнавать, как сбежать из закрытых емкостей.

Гориллы могут общаться с помощью языка жестов и создавать собственные знаки для объектов и эмоций. Лошади могут выражать себя через краски. Бонобо (ранее их называли карликовыми шимпанзе) демонстрируют свои чувства с помощью широкого спектра выражений лица. Новое исследование показало, что даже растения могут учиться, запоминать и реагировать так, как это понимают люди — предположительно, у них также есть чувства и они могут общаться друг с другом. Практически каждый живой организм на планете взаимодействует с определенным для вида языком, который может включать в себя все: от языка тела до мимических сигналов и звуков, таких как жужжание и нытье.

Более того, если мы посмотрим на самосознание как на признак сознания, на что Декарт намекал в своей знаменитой цитате (хотя, что интересно, Декарт не верил, что нечеловеческие существа могут иметь сознание), даже больше примеров того, как появляются потенциально сознательные животные. В 1970-х годах появился тест с зеркалом, когда зеркало в полный рост помещают перед животным и исследуют их реакцию. Слоны могут узнавать себя в своем отражении, а не думать, что это еще один слон.Шимпанзе сначала будут рассматривать свое отражение как угрозу, но затем воспользуются зеркалом, чтобы увидеть труднодоступные места на своем теле. Дельфины афалины, когда им предъявляют различные зеркала, обычно ищут наиболее чистую и плоскую отражающую поверхность, чтобы исследовать себя. Даже европейские сороки — птицы, у которых нет коры головного мозга — смогли узнать себя в зеркалах и попытаться очистить грязь. пятна на перьях, которые они видели в своих отражениях.

Сознание, явление включения-выключения?

Ученые сплотились вокруг идеи, что существа, отличные от людей, вполне способны быть как самосознательными, так и сознательными — настолько, что в 2012 году группа ученых-когнитивистов, нейрофармакологов, нейрофизиологов, нейроанатомов и компьютерных нейробиологов посетила Фрэнсис Крик. Конференция Мемориала о сознании человека и животных подписала документ (Кембриджская декларация о сознании), в котором говорится, что все млекопитающие, птицы и другие существа обладают уровнем сознания человека.По словам ученых, присутствовавших на конференции, мы далеко не уникальны в том, как мы воспринимаем мир и взаимодействуем с ним.

Так является ли сознание феноменом включения-выключения? Или это спектр, охватывающий все живые существа в мире? Если теория Тонони верна, сознание существует в разной степени в каждом организме. Его вычисления в мозге различных существ показывают разные измерения интеграции, а это означает, что упомянутые выше черты поведения животных вполне могут отражать определенные уровни сознания. Связанные с этим исследования нейробиолога Сида Коуйдера из Laboratoire de Sciences Cognitives et Psycholinguistique в Париже привели теорию Тонони в действие и обнаружили, что то, что мы раньше считали одними из самых рефлексивных существ, младенцы, на самом деле сознательно реагируют на различные стимулы уже с пяти месяцев.

Суть в том, что мы все еще не можем находиться в голове другого животного или существа достаточно, чтобы знать, испытывают ли они сознание так же, как мы.Мы не можем слышать их мысли — если они вообще есть, чтобы их услышать. Так что все сводится к нашему собственному восприятию. В следующий раз, когда ваша кошка будет прижиматься к вам, когда вам грустно, подумайте, что это может быть потому, что она сознательно знает, что вы расстроены, и пытается помочь. Это может заставить вас увидеть своего питомца (и всех других существ) в совершенно новом свете.

что мы действительно знаем о кошачьем сознании? : askscience

На уроке философии мы смотрели видео о сознании (в частности, о самосознании и чувствительности), и есть тест, который психологи проводят для младенцев / малышей.

Они приводят малыша в комнату, играют, потом мама зовет их и делает вид, что стирает что-то с его лица, но наклеивает им красную наклейку. Затем ребенка направляют к зеркалу в полный рост. Результаты показывают, что дети до ~ 2 лет подходят к зеркалу и начинают трогать его и играть с ним — они не узнают себя. Дети из ~ 2+ узнают себя, замечают наклейку и пытаются ее отклеить.

Это говорит о том, что как только человеческий ребенок достигает возраста ~ 2 лет, он начинает осознавать себя; они знают, кто они и как выглядят.Тот же (или аналогичный) тест был опробован на собаках (и я считаю, что кошки) безрезультатно. Я не могу точно вспомнить, но шимпанзе может пройти после определенного возраста.

Что касается воспоминаний и так далее, я думаю, что они будут иметь базовые структуры памяти, подобные человеческим младенцам. Наши первые ~ 3 года жизни — это эксперименты: что происходит, когда я касаюсь этого? Что произойдет, когда я это сделаю? Отсюда простой генетический алгоритм (интересно, откуда они их взяли?) — определенные действия или стимулы вызывают боль, дискомфорт или другие плохие результаты, поэтому кошка / ребенок попытается избежать повторения этого снова, или наоборот. которые приводят к положительным результатам.

Это ссылка на то, что я сейчас изучаю по биологии, модель обратной связи на стимулы. Прекрасным примером этого отношения хороших и плохих результатов / кондиционирования является собака Павлова. Иван Павлов позвонил в звонок, прежде чем кормить собак на продолжительное время. К концу эксперимента у собак автоматически началось выделение слюны при звонке в колокольчик, поскольку они установили ассоциацию звонка (стимула) и приема пищи (таким образом, у них началось слюноотделение, реакция).

Откровенно говоря, единственная причина, по которой большинство кошек, вероятно, узнает свои имена или владельцев, — это связь с едой.Вы называете свою кошку по имени перед тем, как кормить ее, поэтому он, скорее всего, будет ассоциировать этот звук (свое имя) с получением еды.

Это основа, как я уже сказал, для ранней жизни человека и большей части животного мира.

Кошки также обладают хорошим обонянием и оставляют феромоны (например, неприятный запах) на предметах, которые они трут. Ваша кошка, вероятно, будет «называть» вас своим собственным из-за присутствия на вас своих феромонов и (опять же) она, вероятно, будет связывать ваш запах с получением еды (или, возможно, с другими «услугами», такими как ласки и игра с ней).Я бы сказал, что это также связано с . Знает ли он, что он не тот же тип животных, что и я? — вы не излучаете кошачьи феромоны, не чувствуете запаха и не ведете себя как кошка, поэтому она (надеюсь?) Не пытается спариваться с вами (что невозможно, поскольку вы другой вид), как вы.

Наконец, о чем он думает? Я не думаю, что мы действительно можем это знать (во всяком случае, не с помощью современных технологий), но, надеюсь, то, что я коснулся выше со стимулом-ответом и ассоциациями, может хотя бы частично ответить на этот вопрос.Но, как я впервые упомянул; он не думает Эй, смотрите, это я!

Прошу прощения за длинный ответ, но, надеюсь, вы узнали кое-что интересное от студента философии / биологии. Если я найду видео этого эксперимента, я отредактирую этот пост.

РЕДАКТИРОВАТЬ: В ходе этого эксперимента я обнаружил две вещи http://www.psychology.emory.edu/cognition/rochat/Rochat5levels.pdf

http://www.babyzone.com/toddler/toddler-week- by-week / smart-toddler-week-85_72501

У кошек есть самосознание и отличная память

Интеллект кажется таким простым понятием, но найти универсальное определение невозможно.На самом базовом уровне это воспринимается как самоосознание. Если вы можете узнать себя в зеркале, вы, вероятно, осознаете себя.

Помимо этого, мы склонны думать, что интеллект включает в себя логику, способность учиться, мыслить критически, решать проблемы, планировать, предвидеть и, возможно, иметь дело с другими с сочувствием или даже с творческими способностями.

Сложно говорить о людях, но целеустремленные исследователи также работали с животными.

Классический эксперимент самосознания — это зеркальный тест. Животных выбивают из строя, и на их теле помещают место, где они не могут его видеть — например, на лбу или задней части шеи. Затем, когда животное просыпается, ему дают зеркало. Если они посмотрят в зеркало и коснутся пятна, это покажет, что они узнают себя.

Животные, прошедшие этот тест, включают нашего собственного орангутана и слонов, а также шимпанзе, дельфинов, косаток и голубей. Как ни странно, исследователи считают, что кошки и собаки не могут пройти этот тест. Все, что я могу сказать, они не встретили мою Ау! И даже глупый маленький Таргет может узнать себя, без проблем.

Что касается других тестов, кошки обладают прекрасной памятью и проходят тесты Пиаже, которые показывают, что они понимают, что объекты все еще существуют, даже если они не находятся в поле зрения. Котята тоже умеют решать простые головоломки.

Интересно, что текущие исследования интеллекта кошек сосредоточены на старении, в частности на снижении функции мозга котят в глубокой старости. Это связано с тем, что все больше кошек живут дольше и дольше, как и мы, и такие проблемы, как замешательство, потеря навыков и другие типичные когнитивные проблемы, теперь становятся довольно распространенными.

Если вы хотите узнать больше, зайдите в Академию Google, поищите информацию о кошках и просмотрите всплывающие журнальные статьи. Серьезно, это хороший материал.

Есть ли у животных и людей с аутизмом истинное сознание?

Обладают ли животные и люди с аутизмом истинным сознанием?

Обладают ли животные и люди с аутизмом истинным сознанием?

Темпл Грандин
Департамент зоотехники
Государственный университет Колорадо
Форт-Коллинз, CO 80523-1171, США
Электронная почта: [email protected]

Эволюция и познание, 2002, т. 8. С. 241-248.


Аннотация
Некоторые философы думают, что животные не обладают сознанием, потому что у них нет языка. Я аутист и думаю картинками. Если философы правы, я должен сделать вывод, что я не в сознании.

Язык используется для передачи визуальных образов, формирующих мои мысли. Я думаю сознательно той частью разума, которую большинство людей называют подсознанием.Я могу видеть процесс принятия решений, и я принимаю решения, сознательно «нажимая» на один из нескольких вариантов, которые отображаются в виде картинок.

Ориентирующая реакция может быть началом сознания, потому что она дает животному гибкость в поведении и ему больше не нужно полагаться на рефлексы или жестко запрограммированное инстинктивное поведение. Когда олень слышит звук, он замирает и ориентируется. Во время ориентирования принимает решение либо убежать, либо продолжить пастись. Сознание развилось в филогенетически старых частях мозга, поэтому вполне вероятно, что даже у простых животных есть простое сознание.Сознательное мышление у млекопитающих и птиц позволяет гибко решать проблемы в новой среде. Млекопитающие и птицы также социально сознательны. Сознание может быть вопросом степени по мере увеличения сложности мозга.

Ключевые слова: аутизм, визуальное мышление, сознание, категории.


По мнению некоторых философов и ученых, животные не обладают полным сознанием, потому что им не хватает способности мыслить языком. В их мозгу нет внутреннего языкового диалога.Будянский (1998) провел обзор многих исследований, касающихся познания животных, и считает, что животные на самом деле не обладают сознанием, потому что у них нет языка. Он признает когнитивные способности животных, но заявляет, что «сознание — это совсем другое дело, хотя, независимо от того, вызывают ли языки сознание или нет, язык так тесно связан с сознанием, что они кажутся неразделимыми» (Budiansky 1998, p193). Согласно Будянскому, я должен был бы заключить, что как аутичный человек, который не думает языком, я не осознаю.Есть много абстрактных концепций, основанных на языке, которые я не понимаю. Чтобы понять концепцию, мне нужно сформировать визуальный образ в моем воображении.

Теперь я хотел бы объяснить, как я мыслю наглядно. Например, когда я думаю о том, что мне нужно сделать сегодня, я вижу в своем воображении картины похода в супермаркет и другие занятия. Язык описывает картинки и «видеозаписи», которые играют в моем воображении. Когда я проектирую оборудование для животноводства, я могу протестировать его в полной виртуальной реальности в своем воображении.Подробнее о моих визуальных методах мышления можно прочитать в «Мыслить картинками» (GRANDIN, 1995).

Визуализировать оборудование легко, потому что нет основанных на языке концепций, которые нельзя было бы визуализировать. Конкретные вещи легко понять. Мне невозможно понять некоторые философские сочинения. Некоторые слова, используемые в книгах о сознании, настолько основаны на языке и абстрактны, что я их не понимаю. Такие слова, как «восприятие» и «ментализация» для меня не имеют смысла. Хотя я не понимаю некоторых концепций, основанных на языке, я думаю, что я действительно в сознании. Я профессор колледжа и разработал оборудование, которое используется большинством крупных мясных компаний в США и Канаде.

Формирование концепции без языка

Формирование категорий — это начало формирования понятий. Способность формировать категории есть как у людей, так и у животных. Теперь я собираюсь объяснить, как можно формировать концепции, думая с помощью картинок. Когда я был ребенком, мне приходилось понимать разницу между кошками и собаками. Сначала я классифицировал их по размеру.Это перестало работать, когда соседи купили таксу. Визуальное мышление очень специфично. Нет обобщенного понятия о собаке. На моей памяти остались только изображения конкретных собак. Чтобы понять концепцию собаки, мне пришлось посмотреть на множество различных конкретных картинок собак и кошек, которые я сохранил в своей памяти. Мне нужно было найти общую черту, которая есть у всех собак и ни у одной из кошек. У всех собак, независимо от размера, нос одинаковый. У всех кошек есть слуховые функции, которых нет ни у одной собаки. Все они мяукают. Мое мышление основано на чувствах, а не на языке. После того, как я определил визуальные особенности, присущие всем собакам, я мог теперь отделить кошек от собак. Фотографии кошек и собак в моей памяти теперь можно было отсортировать по категориям собак и кошек.

Категории также могут быть сформированы визуально для более абстрактных понятий, таких как хорошее и плохое. Моя семья очень конкретно рассказала мне о хорошем и плохом поведении. Бить окно было бы плохим поведением, за которое меня бы наказали, а помогать по дому или убирать в своей комнате было бы хорошим поведением.Когда я приобрел много жизненного опыта, я мог систематизировать его по разным категориям. Хорошее и плохое — это не абстрактные понятия. Они похожи на голубятни в почтовом отделении, где можно каталогизировать фотографии хороших и плохих событий. Концепции хорошего и плохого стали понятны только тогда, когда у меня появилось много конкретных образов хорошего и плохого опыта. Затем я могу искать общие черты, по которым хорошее и плохое попадают в визуально понятные категории. Плохое поведение вредит другим людям или их собственности.Плохое поведение, такое как поддразнивание, также может задеть чувства другого человека. Когда дети дразнили меня, я плакала. Когда я думаю об этих событиях, я вижу в своем воображении картинки, похожие на видео. Затем изображения можно отсортировать.

Я умею формировать концепции и делать обобщения с помощью визуальных картинок. Животные тоже умеют это делать. Например, собака-поводырь для слепых должна уметь распознавать перекресток в незнакомом городе. Дрессировщики собак-поводырей учат собаку обобщать перекрестки, обучая собаку множеству различных типов взаимодействий.Если собаку дрессировали только на перекрестках со светофором, она может не знать, что делать на перекрестке с выключенным светом. Плохо функционирующие невербальные люди с аутизмом имеют ту же проблему с обобщением. Если невербального человека с аутизмом учат только дома не перебегать улицу, он или она будет подчиняться правилу дома, но не в доме бабушки. Чтобы обобщить невербальный человек с аутизмом, необходимо научить не бегать через улицу в разных местах.

Мое визуальное мышление для формирования концепций более сложное.Я использую визуальное мышление для понимания более сложных понятий, чем правила безопасности дорожного движения. Чтобы понять, как связаны разные части мозга, я думаю о структуре мозговых цепей, как в большой корпорации. Я был во многих крупных корпоративных офисах, поэтому у меня в памяти хранится много картинок. Нейронные цепи между различными специализированными областями мозга подобны различным отделам в корпорации, соединенным телефонными и компьютерными линиями. Когда мозг поврежден, некоторые линии связи между отделами обрываются.Главный исполнительный орган головного мозга — это лобная кора, и когда лобная кора головного мозга повреждена, разные отделы мозга больше не работают вместе скоординированно.

Есть ли у людей, которые никогда не учили язык в детстве, настоящее сознание? SCHALLER (1991) описывает обучение американскому языку жестов мексиканского сельскохозяйственного рабочего с нормальным интеллектом, который был глухим с младенчества. Этот человек в детстве не имел образования и работал рабочим-мигрантом. Как и человек с аутизмом, он сначала выучил существительные, и его мышление было полностью конкретным и наглядным.Затем она описывает, как наблюдала за несколькими глухими сельскохозяйственными рабочими, которые никогда не выучили ASL, которые общались с помощью сложной пантомимы. Они разыграли свой опыт преследования пограничным патрулем. Они по очереди детально разыгрывали свои истории.

После того, как рабочий фермы выучил английский язык, он так и не понял, почему люди ходят в церковь и что такое нелегальный иностранец. Понимание этих вещей требует сложного использования языка. Он представил себе, как пограничный патруль (человек в зеленой униформе) гнал его из страны с изобилием еды и хорошей работы обратно на родину с небольшим количеством еды.У него не было представления о несправедливости или справедливости, он просто хотел выяснить правила и избегать зеленых человечков. Он никогда толком не понимал, почему зеленый человек продолжал преследовать его. Он не понимал Бога, но он понимал, что зеленая карточка разрешения на работу имеет огромную силу, чтобы оттолкнуть зеленого человека и заставить его перестать гнать его обратно в Мексику. Он не знал, почему у карты была такая сила. Тот факт, что его карточка с разрешением на работу была поддельной, был выше его понимания. Он в сознании? Я бы сказал да. У этого человека были нормальные эмоции, он общался с помощью мимики, выполнял самые разные работы и понимал, что такая работа, как сбор яблок, приносит ему деньги, на которые он может покупать еду.Когда он был ребенком, он знал, что в книгах, которые другие дети используют в школе, есть что-то важное, но он не понимал, что такое печатные слова. Когда он, наконец, овладел языком, он использовал отдельные слова, чтобы описать свою жизнь. Слово «зеленый» имело большое значение. Великие силы в его жизни были зелеными; были зеленые человечки, зеленые карты и зеленые машины с зелеными человечками в них. Деньги и урожай, который он собирал, тоже были зелеными. SCHALLER (1991) описывает посещение дома, где жили несколько других глухих фермеров, не знавших языка.У них было особое место для коллекции грин-карт, и они относились к ним как к «золоту». Они не понимали абстрактного понятия, такого как Бог, но они понимали силу своих маленьких кусочков картона, которые позволяли им оставаться в стране большего количества еды.

Мышление подсознанием

Я наконец понял, что то, что ФРЕЙД называл бессознательным, — это та часть разума, которой думают люди с аутизмом и животные. Если человек думает без языка, он должен иметь сенсорное мышление.Я думаю, что на картинках собака может думать запахами. Животные узнают других животных и людей по голосу. Можно распознать даже определенные автомобили. Сенсорное мышление — это истинное мышление. БУДЯНСКИЙ (1998) дает отличный обзор мышления и познания животных, но считает, что для полного сознания необходим язык. Исследования очень ясно показывают, что животные думают (GRIFFIN 2001). Я предполагаю, что у нормальных людей языковое мышление блокирует доступ к более детальному сенсорному мышлению. Возможно, язык блокирует доступ к подсознанию. Исследования пациентов с деменцией лобной височной доли, формой болезни Альцгеймера, показывают, что по мере того, как болезнь разрушает лобную кору и языковые области мозга, появляются таланты в искусстве и музыке (MILLER et al. 1998; MILLER / CUMMINGs / BOONE 2000). Многие из этих пациентов ранее не интересовались искусством или музыкой. Если использовать аналогию с корпоративным офисом, удаление языка обеспечивает доступ к «отделу искусства» и «отделу музыки» мозга.Офисы генерального директора в верхнем офисном здании удаляются вместе с юридическим отделом. Это также может объяснить навыки ученых при аутизме. Таланты Savant описаны в TREFFERT (1989) и HERMELIN (2001).

Исследования с участием нормальных людей показали, что можно получить привилегированный доступ к основным областям мозга. Отключение лобной коры с помощью магнитного поля заставит нормальных людей приобретать некоторые навыки рисования (Fox, 2002). Привилегированный доступ объясняется далее в (SNYDER / MITCHELL, 1999).

Я могу использовать визуальное мышление более символично, чтобы понимать концепции нейробиологии. Сканирование мозга при аутизме показало, что аутисты имеют прямой доступ к отделу изображений в мозгу. Они преуспели в тесте на скрытые цифры. Когда они помещаются в сканер мозга во время этого теста, активируется только зрительная часть мозга (RING et al. 1999). У нормального человека, помимо зрительной области, активируются многие части мозга. В своих лекциях я часто показываю два слайда с картинками, чтобы символизировать это исследование.Сканирование мозга аутичного человека похоже на яркую маленькую хижину в заснеженной темной пустыне, а сканирование мозга нормального человека — как связка ламп в магазине ламп. У нормального человека трудно сказать, какая область мозга активирована специально для теста скрытых фигур. Активность зрительной части мозга теряется среди всех других активированных областей. Может быть, поэтому нормальный человек хуже справляется с некоторыми визуальными задачами. Другие части мозга могут мешать зрительному восприятию.

Мой собственный опыт мышления с помощью подсознания

Ниже я описываю, как я могу получить прямой доступ к тому, что большинство людей назвали бы подсознанием. В следующем описании того, как я избежал автомобильной аварии, я объясняю, как я использовал мышление картинками для принятия осознанных решений. Этот пример иллюстрирует уровень сознания, который может быть в некотором роде похож на сознание высших млекопитающих. Катастрофа произошла в солнечный день, когда я ехал в аэропорт по межштатной автомагистрали 2S при довольно слабом движении.Двигаясь со скоростью 70 миль в час по южному переулку, я внезапно увидел огромного лося-быка, бегущего на полной скорости по северным переулкам. Я знал, что должен действовать быстро, чтобы не ударить его. Мгновенно в моей голове возникли три картины. Каждая фотография представляла собой конечный результат доступной мне опции. На первых фотографиях была задняя часть моей машины. По опыту я знал, что это может быть вызвано нажатием на тормоза. На следующем снимке лось пробил мне лобовое стекло. Исходя из моего понимания поведения животных, я знал, что вираж или любое резкое движение машины вбок может привести к тому, что лось остановится или замедлится.На третьем снимке лось безвредно проезжает перед моей машиной. На этом снимке я увидел, что произойдет, если я осторожно нажму на педаль тормоза, чтобы снизить скорость. Эти изображения походили на меню с изображениями, которые можно щелкнуть на веб-странице в Интернете. Они появлялись в моей голове по очереди, но все в течение одной секунды. Этого времени мне хватило, чтобы выборочно сравнить варианты и выбрать изображение постепенного замедления. Я сразу же рассчитал траекторию и скорость лося, пересекающего шоссе, а также свою скорость и положение на южной полосе и начал медленно тормозить.Этот выбор помешал мне оказаться сзади, или лось врезался в мое лобовое стекло. Осознанный выбор был визуальным процессом без использования внутреннего вербального диалога.

В тот момент, когда я узнал, что лось пересекает полосу движения на север, я подавил желание панически откликнуться и нажать на тормоза. За считанные секунды я мысленно оценил три картинки. Используя компьютерный жаргон, я провел базовый анализ затрат и выгод от вариантов. После быстрого просмотра видеоролика, похожего на симуляцию лося, безвредно проезжающего перед моей машиной, я просто мысленно щелкнул мышкой по картинке «постепенно замедляясь».Я сделал осознанный выбор из визуальных симуляций, воспроизводимых в моей голове. В другом происшествии на шоссе моя способность сделать сознательный выбор была перекрыта внезапной паникой. Я ехал по прямому ровному шоссе ледяной ночью, когда внезапный порыв ветра заставил машину занести занос. В этой ситуации я не успел принять осознанное решение. Сознательное поведение может происходить только тогда, когда есть время подумать, тогда как инстинкты, рефлексы и простые условные реакции берут верх, когда нет времени думать.Например, пасущееся животное, внезапно подвергшееся нападению или преследованию льва, полагается на инстинкты и рефлексы. Такое поведение может быть не полностью осознанным. Однако, когда приближающийся хищник находится далеко, животное успевает решить, как лучше уклониться. Когда я ударился о ледяной кусок, рефлексы взяли верх, и я потерял способность реагировать должным образом. В моей голове не возникало ни одной альтернативной картинки, по которой можно было бы принять решение. Рефлекторно я начал неконтролируемо ругаться и дергать руль в неправильном направлении, когда я съезжал с шоссе.У меня не было времени вспомнить, что я узнал о вождении в занос. Моя машина оказалась на средней полосе, и, к счастью, мы с ней не пострадали.

Некоторые люди задаются вопросом, почему у меня было три варианта визуализации вместо одного. Я думаю, что язык скрывает возможность выбора. Это связано с моим визуальным ассоциативным мышлением. Во всем, что я делаю, я вижу разные варианты выбора в виде картинок на мониторе компьютера в моем воображении. Мое мышление не линейно. Я узнал из интервью с мыслителями, обладающими высокой вербальностью, что их мысли выражаются в языке, и они не видят сознательного выбора. Язык может быть еще одним слоем мышления, скрывающим визуальные образы. У меня нет чисто абстрактных мыслей. У меня только картинки.

«Аутистический тип» сознания, который я использовал в обоих случаях, близких к несчастным случаям, может быть в чем-то похожим на сознательные процессы, которые используют некоторые животные, когда сталкиваются с опасностью. Как у животных, так и у людей, сознательные процессы могли развиться как механизмы как для избегания опасности, так и для поиска пищи. Другими словами, сознание эволюционировало как средство, позволяющее высшим млекопитающим выполнять разумные, адаптивные ответы на вызовы в их среде.Вместо того, чтобы всегда полагаться на рефлексы, простые условные реакции или жестко запрограммированные инстинктивные модели поведения, сознание позволяет животным делать выбор между несколькими различными вариантами. Хотя сознание важно, также важно инстинктивное, рефлексивное и простое усвоенное поведение. Инстинктивный смертельный укус в горло, используемый большинством хищников, рефлексивная реакция лошади, пинающей хищника по пятам, или условная реакция научения избегать мест, полных хищников, — все это развилось как механизмы, используемые для выживания и могут не требует сознания. Даже насекомые могут научиться простой условной реакции. Вопрос о том, обладают ли животные, не являющиеся людьми, сознанием, зависит от того, что мы подразумеваем под сознанием. Животные, вероятно, обладают сознанием, если вы согласитесь с тем, что сознание без языка возможно.

Ориентирующий ответ — начало сознания

По четвергам мусоровоз вывозит мусор по соседству с тем местом, где Марк держит своих лошадей. В тот момент, когда звучит резервная сигнализация грузовика, все лошади разворачиваются и ориентируются на звук.Как солдаты, стоящие на месте, все лошади выровняли глаза, уши, голову и туловище в одном направлении. Ориентирующая реакция сопровождается учащением пульса, дыхания и артериального давления. Когда животные ориентируются, они переключаются с бессознательного поведения на сознательное. И животные, и люди ориентируются на новые звуки. В дикой природе животные ориентируются и замирают, когда слышат или видят что-то опасное. Олень, который слышит шорох в кустах, мгновенно замирает и обращает на звук глаза и уши. Прежде чем убежать, олень повернется и встретится лицом к лицу с шумом. Ориентирующая реакция дает мозгу животного время для принятия сознательного решения вместо того, чтобы просто действовать на основе рефлексов и инстинктов. Во время ориентировочной реакции олень может решить либо бежать, либо продолжить пастись. Когда я уклонился от лося на шоссе, у меня было время сделать осознанный выбор. Но, когда я поскользнулся на льду, не было времени сделать осознанный выбор.

Исследование LIBET предполагает, что во время фазы ориентации мозг может сознательно запретить ответ.В моем случае первая картина, которая возникла в моем воображении, была последствиями панической реакции. Третий и лучший ответ, который был последним, требовал подавления рефлекторной панической реакции. Говоря более философскими терминами, мозг не допускает свободы воли, но определенно дает вам мощные способности налагать вето на определенные ответы. Чтобы воспользоваться правом вето, необходимо время, чтобы рассмотреть различные возможные варианты ответа. Исследование Бенджамина ЛИБЕТа из Калифорнийского университета показало, что мозгу требуется больше времени для осознанного осознания стимула по сравнению с бессознательной реакцией на него.До полсекунды требуется для полного осознания того, что произошло после воздействия на мозг стимула (NORRETRANDERS 1991). Если вы прикоснетесь к горячей плите, бессознательный рефлекс, контролируемый спинным мозгом, уже отдернул вашу руку до того, как вы почувствуете боль. Сознательная обработка поступающей информации занимает больше времени, чем простая реакция, управляемая рефлексом. Зебра, пинающая льва, вероятно, полагается на рефлексы, но зебра, которая слышит отдаленный звук, который может сигнализировать об опасности, успевает взвесить свои варианты побега.

Уровни сознания

Мозг становится более сложным, когда поднимается по филогенетическому древу. Мозг расширяется, и все больше и больше областей связаны между собой. Сознание усложняется. Как визуальный мыслитель, я хочу смотреть на конкретные вещи, которые я понимаю, например, сравнивать сложность нервной системы разных видов. Я согласен с Уильямом ДЖЕЙМСОМ, отцом психологии, который заявил в 1891 году: «Сознание становится более сложным и интенсивным, чем выше мы поднимаемся в животном царстве» (JAMES 1891, стр. 141).ЛЕДУКС (1996) утверждает, что сознание возникло в животном царстве, когда кора головного мозга расширилась, и это позволяет животным связывать сразу несколько разных вещей. И DAWKINS (1993), и GRIFFIN (2001) соглашаются, что сознательное поведение возникает, когда животные могут адаптировать свое поведение и решать проблемы в новых условиях. Чтобы быть осознанным, требуется гибкое поведение.

Я должен сделать вывод, что есть некоторые сознательные переживания, основанные на высшем языке, которых у меня нет. Есть книги по философии, в которых нет смысла, и мне непонятен мир алгебры.Проблема с обсуждением сознания состоит в том, что некоторые из них касаются концепций, основанных на абстрактном языке, которые я просто не понимаю. Чтобы определить сознание, нужно сначала дать определение слову «сознательный». Я предпочитаю определения, основанные на сложности нервной системы. Я думаю, что неправильно говорить, что термин «сознание» применим только к людям, владеющим языком. Дамасио (1999) утверждает, что сознание находится в филогенетически старой части мозга. Когда человек заболевает болезнью Альцгеймера, сознание — одна из вещей, которую он теряет в последнюю очередь.Они полностью осознают, что теряют свои другие способности.

Визуальное мышление также старо филогенетически. Недавний обзор COLLETT / COLLETT (2002) в Nature Review in Neuroscience показывает, что насекомые используют визуальное мышление для навигации. Очень маленький мозг может хранить визуальную информацию и сравнивать наблюдаемое изображение с изображением в памяти. Считаю ли я, что отдельные пчелы и муравьи сознательны? Мой ответ — нет. Можно создать электронные схемы, имитирующие поведение насекомых. Итак, как я как человек с аутизмом понимаю сознание? Для меня сознание и способность думать — это одно и то же. Мышление — это способность решать проблемы в новой ситуации, используя ранее полученную информацию (GRIFFIN 2001; DAWKINS 1993). Это не рефлексы, инстинкт, простое оперантное или классическое обусловливание. По познанию животных существует обширная научная литература.

Фрагменты сознания в аномальном мозге

В более сложном мозге поведение становится более сложным. Повреждение лобной коры как у животных, так и у людей снижает гибкость и сложность поведения (KOLB 1990; FREEMAN / WATTS 1950).Гибкое поведение требует мозга, который может связывать информацию из многих своих частей. Исследования аутизма, проведенные Нэнси Миншью и ее коллегами из Университета Карнеги-Меллона, показывают, что в аутическом мозге различные части мозга менее взаимосвязаны (MINSHEW 2002, личное сообщение). Они менее сознательны, чем нормальный человек? Я предоставлю решать философам, основанным на языке.

Многие люди с аутизмом, в том числе я, имеют проблемы с многозадачностью. Аутисты также плохо слышат и видят одновременно. Донна УИЛЬЯМС, писательница с аутизмом, объясняет, как ее чувства фрагментируются (WILLIAMS 1988). Она пишет: «Постоянное осознание — это роскошь, которую не может себе позволить перегруженная нервная система» (WILLIAMS 1998, стр. 239). Ей трудно объединить свои эмоции и мысли. Эмоции не связаны с мыслями. В своей карьере я могу проигрывать видео в мой разум прошлых событий с небольшими эмоциями или без них. Из моего собственного опыта и чтения писем Донны УИЛЬЯМ стало очевидно, что все различные подсистемы не работают вместе.Если использовать аналогию с корпоративным офисом, исследование Нэнси Миншоу показывает, что аутичный мозг будет похож на офис, в котором не работают как внутренние телефонные линии, так и линии, ведущие к внешнему миру. Связь между отделами внутри офисного здания затруднена, и сенсорные цепи, аналогичные телефонным линиям из внешнего мира, также не работают. Телефонных линий меньше, они часто перегружены и статичны. Я считаю, что когда сенсорная система Донны перегружается и выходит из строя, у нее нарушается сознание. Сознательное мышление подходит мне, но мое эмоциональное сознание нарушено, потому что я не полностью совмещаю мысли и эмоции. Сканирование мозга показало, что в одной из областей моей лобной коры отсутствует цепь, ведущая к миндалине. Миндалевидное тело — это эмоциональный центр мозга.

По сравнению с некоторыми животными мое эмоциональное и социальное сознание ослаблено. Мне было более 50 лет, когда я узнал, что люди передают эмоции тонкими движениями глаз. Я прочитал о них в книге под названием «Слепота разума» (BARON-COHEN 1995).ГРИФФИН (2001) утверждает, что животные могут передавать некоторые свои мысли другим животным. У луговых собачек есть сложная система тональных сигналов для передачи другим луговым собачкам информации о хищниках (SLOBODCHIKOFF 2002). У них есть особые тоны и звуки, которые они изобретают для предупреждения конкретных хищников, таких как «Койот, который преследует» или «койот, который лжет и ждет». Эти звуки передают как эмоциональную остроту, так и описание хищника.

У них есть особые тоны и звуки, которые они изобретают для предупреждения конкретных хищников, таких как койот, который преследует «, или койот, который лжет и ждет».Эти крики передают как эмоциональную остроту, так и описание хищника.

Отсутствие сенсорной интеграции и сознания

Я думаю, что фрагментированное сознание человека с тяжелым аутизмом может быть похоже на некоторых низших животных. Чем ниже по филогенетическому древу, тем труднее у животного общаться через зрение, слух или осязание. Возможно, некоторые животные обладают сознанием только в одном смысле, а в других — рефлексы, инстинкты и простое обучение.

Двигаясь вверх по эволюционной лестнице от насекомых, многие ученые-биологи согласны с тем, что млекопитающие и птицы обладают первичным сознанием, потому что они могут обрабатывать одновременные стимулы и имеют внутреннее представление о своих переживаниях. Птицы способны решать проблемы в новых условиях. Sverre SJOLANDER (1997) утверждает, что змея может не осознавать, потому что у нее нет централизованного представления своей жертвы. Кажется, что живешь в мире, где мышь — это много разных вещей.СЬОЛАНДЕР объясняет, что удары по мышке контролируются зрением; слежение за мышью после удара контролируется по запаху; а глотание мыши контролируется строго на ощупь. Нет интеграции информации от всех органов чувств. Каждый сенсорный канал работает независимо от других. Когда змея держит мышь в своих кольцах, она все еще может искать мышь, как если бы «информация от ее тела, которое удерживает добычу, не существовала» (SJOLANDER 1997, p597). Похоже, что змея не способна передавать информацию между сенсорными каналами (STEIN / MEREDITH 1994; SJOLANDER 1995).SJOLANDER (1997) далее объясняет, что у змеи нет способности предвидеть, что мышь, бегущая за камнем, снова появится. Кошки и другие хищные млекопитающие могут ожидать, что жертва появится снова. Согласно SJOLANDER, змеи не в сознании. Используя это определение сознания, аутичный человек, испытывающий серьезную сенсорную перегрузку, также не находится в сознании. Сенсорная перегрузка заставляет их терять способность интегрировать данные, поступающие от всех органов чувств.

Низшие животные, такие как рептилии и насекомые, обладают большими навыками, напоминающими навыки аутичного ученого.Ученый-аутист может совершать великие подвиги в искусстве, музыке или математических вычислениях, но он неспособен ко многим обычным повседневным навыкам, таким как приготовление пищи или балансирование чековой книжки. Простое социальное взаимодействие необходимо выучить наизусть. Муравьи и пчелы обладают прекрасной способностью сохранять и использовать визуальные образы (COLLINS / COLLINS 2002), но нет никаких доказательств того, что они могут гибко решать проблемы. В их простой нервной системе просто не хватает ассоциативных цепей.

Возможно, существуют уровни сознания, которые можно соотнести с тем, как устроена нервная система.Возможно, пчелы обладают визуальным сознанием, но не обладают другим сознанием?

Выводы

Чтобы провести разумное обсуждение сознания, нужно сначала дать определение сознанию. Гриффен (2001) также обсуждает проблему определения сознания. Для меня сознание подразумевает гибкость поведения в новых условиях. Может быть, есть разные уровни сознания.
  1. Сознание в одном смысле. Пример: муравьи используют сохраненные визуальные образы для навигации. Я бы классифицировал муравьев как бессознательных, если только они не могут решить проблему в новых условиях.
  2. Сознание отвращающих стимулов, вызывающих страх, возможно, только в одном смысле. Я предполагаю, что рыбы действуют на этом уровне.
  3. Сознание, в котором информация от всех органов чувств может быть объединена с эмоциями, а эмоции более сложны, чем просто страх. Я предполагаю, что на этом уровне действуют собаки и птицы.
  4. Сознание людей с нормальным интеллектом, но эмоции не полностью интегрированы из-за отсутствия связей между лобной корой и лимбической системой.Я помещаю себя в эту категорию. Некоторые аутисты теряют сознание в одном или нескольких сенсорных каналах.
  5. Сознание, где все мышление выражается в языке. Интересно то, что во время интервью со многими людьми я заметил, что люди, полностью мыслящие языком, бедны в искусстве. Их умы — специалисты по языкам. Люди, которые хорошо разбираются в искусстве или инженерии, похоже, обладают более специализированным умом, который плохо разбирается в социальном эмоциональном сознании, но хорош в более специализированном использовании ума.
В заключение, возможно, сознание похоже на разные типы мышления GARDNER’а (1983). Сознание может быть разным по типу и сложности. Чтобы иметь сознание, вероятно, должно быть определенное минимальное количество цепей, связывающих информацию из разных частей мозга. Может быть, есть сознание страха, сознание боли, визуальное сознание, абстрактное сознание языка, сознание запаха и многие другие комбинации и типы сознания.

Список литературы

Барон-Коэн, С.(1995) Слепота: очерк об аутизме и теории разума. MIT Press: Cambridge MA.

Будянский, С. (1998) Если бы лев мог говорить: интеллект животных и эволюция сознания. Свободная пресса: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Коллетт, Т. С. / Коллетт, М. (2002) Использование памяти в навигации по насекомым. Nature Reviews Neuroscience 3: 542-552.

Дамасио, А. (1999) Ощущение происходящего: эмоции тела и формирование сознания. Харкорт Брейс: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Докинз, М.С. (1993) Поиски животного сознания. В. Х. Фриман: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Фокс, Д. С. (2002) Внутренний авангард. Discover Magazine, февраль: 44–49.

Freeman, W./Watts, W. (1950) Психохирургия (2-е издание). К. С. Томас: Спрингфилд.

Гарднер, Х. (1983) Фреймы разума: теория множественного интеллекта. Основные книги: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Грандин, Т. (1995) «Мыслить картинками» и другие рассказы о моей жизни с аутизмом. Двойной день: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.Сейчас публикуется Vintage Press, подразделением Random House.

Гриффин, Д. Р. (2001) Разумы животных: от познания к сознанию. Издательство Чикагского университета: Чикаго, штат Иллинойс.

Джеймс, В. (1891) Принципы психологии, Макмиллан: Лондон. Перепечатано в 1981 году издательством Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс.

Колб Б. (1990) Префронтальная кора. В: Kolb, B./Deer, R.C. (ред.) Кора головного мозга крысы, Cambridge MA: MIT Press.

Гермелин, Б.(2001) Яркие осколки разума: личная история исследования с аутичными учеными. Джессика Кингсли Издатели: Лондон, Великобритания.

Леду, Дж. (1996) Эмоциональный мозг. Саймон и Шустер: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Миллер, Б. Л. / Бун, К. / Каммингс, Дж. Л. / Рид, С. Л. / Мишкин, Ф. (2000) Функциональные корреляты музыкальных и зрительных способностей при лобной височной деменции. Британский журнал психиатрии, 174: 458-463.

Миллер, Б. Л. / Каммингс, Дж. Л. / Бун, К. (1998) Возникновение художественного таланта при деменции лобной височной доли.Неврология 51: 978-981.

Норретрандерс, Т. (1991) Иллюзия пользователя. Сокращение сознательного размера. Нью-Йорк Нью-Йорк: Викинг. Переведено на английский язык, 1998 г.

Шаллер, С. (1991) Человек без слов. Калифорнийский университет Press: Беркли, Калифорния.

Sjolander, S. (1995) Некоторые познавательные прорывы в эволюции познания и сознания и их влияние на биологию языка. Эволюция и познание 1: 3-11.

Sjolander, S. (1997) Об эволюции реальности: некоторые биологические предпосылки и этапы эволюции.Журнал теоретической биологии 187: 595-600.

Слободчиков, К. Н. (2002) Познание и общение у луговых собачек. В: Bekoff, M./Allen, C./Burghardt, G. (eds) когнитивное животное. MIT Press: Cambridge MA.

Штейн Б. Э. / Мередит М. А. (1994) Слияние чувств. MIT Press: Cambridge MA.

Снайдер, А. В. / Митчелл, Д. Дж. (1999) Является ли целочисленная арифметика фундаментальной для умственной обработки? Умы тайная арифметика. Труды Лондонского королевского общества биологии 266: 587-592.

Ring, HA / Baron-Cohen, S./Wheeiright, S./Williams, SC / Brammer, M./Andrew, C./Bullmore, ET (1999) Церебральные корреляты сохраненных когнитивных навыков при аутизме: функциональное МРТ-исследование встроенные цифры и выполнение задач.