Ветом для животных: ВЕТОМ 1 инструкция по применению, состав, показания, противопоказания, побочные эффекты – порошок для приема внутрь и ректального применения

Содержание

Ветом 4 для животных

Общие сведения

1. Международное непатентованное или химическое наименование лекарственного препарата: отсутствует. Торговое наименование лекарственного препарата: Ветом 4 (Vetom 4).
2. Лекарственная форма: порошок для орального применения. Ветом 4 содержит сухую бакмассу живых спорообразующих бактерии штамма Bacillus amyloliquefaciens ВКПМ В-10643 (DSM 24615), а также вспомогательные вещества — сахар или сахарную пудру и крахмал.
По внешнему виду Ветом 4 представляет собой мелкодисперсный порошок белого цвета, без запаха, растворимый в воде, с образованием осадка белого цвета.
3. Препарат расфасован по 0,005 кг; 0,050 кг; 0,1 кг; 0,2 кг; 0,3 кг и 0,5 кг в пакеты из ламинированной бумаги или полимерных водонепроницаемых материалов или в банки полимерные; по 1,0 кг; 2,0 кг; 5,0 кг в пакеты с внутренним полимерным покрытием или в банки полимерные; по 1,0 кг, 2,0 кг и 5,0 кг пакеты из полиэтилена или полимерных комбинированных водонепроницаемых материалов. Каждую единицу потребительской упаковки снабжают инструкцией по применению.

Срок годности препарата — 4 года с даты выпуска при соблюдении условий хранения и транспортирования. По истечении срока годности препарат к применению не пригоден. После вскрытия первичной упаковки препарат хранят при комнатной температуре в течение 15 суток.
4. Ветом 4 хранят и транспортируют в упаковке производителя в сухом, защищенном от света месте, при температуре от 0 ºС до 30 ºС.
5. Лекарственный препарат следует хранить в местах, недоступных для детей.
6. Банки и пакеты с препаратом без этикеток, с истекшим сроком годности, с нарушением целостности и/или герметичности упаковки, содержащие посторонние примеси, с измененным цветом, а также остатки препарата, неиспользованные в течение 15 суток после вскрытия первичной упаковки, подлежат выбраковке с последующей утилизацией с бытовыми отходами.

Фармакологические свойства

7. Фармакотерапевтическая группа лекарственного препарата: пробиотики.
Бактерии Bacillus amyloliquefaciens ВКПМ В-10643 (DSM 24615), используемые для изготовления препарата, отличаются высокой устойчивостью к пищеварительным сокам и ферментам желудочно-кишечного тракта и способностью к быстрому его заселению. В кишечнике животных споры бактерий трансформируются в вегетативные формы и выделяют антибиотикоподобные субстанции, ферменты, другие биологически активные вещества, под воздействием которых нормализуются: биоценоз кишечника; кислотность среды; пищеварение; всасывание и метаболизм железа, кальция, жиров, белков, углеводов, триглицеридов, аминокислот, дипептидов, сахаров, солей желчных кислот. Ветом 4 стимулирует клеточные и гуморальные факторы иммунитета.

В 1 г препарата содержится 1х106 КОЕ (колониеобразующих единиц) живых микробных клеток штамма бактерий Bacillusamyloliquefaciens ВКПМ В-10643 (DSM 24615).

Порядок применения

8. Ветом 4 применяют сельскохозяйственным, домашним животным и птице для профилактики и лечения дисбактериозов, повышения естественной резистентности организма, увеличения сохранности и продуктивности животных, стимуляции роста и развития молодняка.

9. Противопоказаний при применении препарата не выявлено.
10. С профилактической целью Ветом 4 применяют групповым методом с водой, кормом, премиксами, минерально-витаминными добавками и другими кормовыми смесями из расчета 1,5 кг на 1 тонну или индивидуально с водой или кормом в дозе 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней.
Допускается ректальный способ введения Ветома 4 в дозе 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней. Препарат разводят теплой кипяченой водой и вводят животному после проведения очистительной клизмы.
С лечебной целью препарат назначают индивидуально в дозе 50 мг/кг живой массы 2 раза в день с интервалом 8-10 часов до исчезновения клинических признаков заболевания. При тяжелом течении болезни допускается увеличить кратность введения до 4 раз в сутки с интервалом в 6 часов.
С целью коррекции иммунодефицитных состояний Ветом 4 назначают 1–2 раза в сутки в дозе по 50 мг/кг живого веса в течение 5–10 дней.
11. Симптомов проявления токсикозов или других нежелательных реакций при передозировке препарата Ветом 4 не выявлено.
12. Особенностей действия препарата при первом приеме или его отмене не установлено.
13. Специальные меры при пропуске приема одной или нескольких доз препарата не предусмотрены, курс лечения и профилактики продолжают.
14. При применении препарата в соответствии с настоящей инструкцией побочных явлений и осложнений не отмечается.
15. Запрещается назначать Ветом 4 одновременно с антибиотиками и сульфаниламидами.
16. Продукты убоя животных после применения Ветома 4 реализуют без ограничений.

Меры личной профилактики

17. При применении препарата Ветом 4 следует соблюдать правила личной гигиены и техники безопасности, предусмотренные при работе с лекарственными препаратами для ветеринарного применения.
18. Специальные меры предосторожности при работе с препаратом не требуются.
19. При работе с препаратом запрещается пить, курить и принимать пищу. После работы следует вымыть руки с мылом. При попадании на кожу и/или слизистые оболочки их рекомендуется промыть большим количеством водопроводной воды.

Производитель: ООО НПФ «Исследовательский центр»


Адрес: Россия, 630559, Новосибирская область, Новосибирский район, р.п. Кольцово, промзона, корпус 200.

Ветом 1 Пробиотик для животных, 500 гр

Россия

Абакан, Александров, Альметьевск, Анапа, Ангарск, Арзамас, Армавир, Архангельск, Астрахань, Ачинск, Балаково, Балашиха, Барнаул, Батайск, Белгород, Бердск, Березники, Бийск, Благовещенск, Борисоглебск, Братск, Брянск, Великий Новгород, Владивосток, Владикавказ, Владимир, Волгоград, Волгодонск, Волжский, Вологда, Воронеж, Воскресенск, Воткинск, Выборг, Выкса, Вязьма, Гатчина, Глазов, Горно-Алтайск, Грозный, Губкин, Дзержинск, Димитровград, Долгопрудный, Домодедово, Дубна, Евпатория, Екатеринбург, Ессентуки, Железногорск, Железнодорожный, Жуковский, Златоуст, Иваново, Ижевск, Иркутск, Ишим, Йошкар-Ола, Казань, Калининград, Калуга, Каменск-Уральский, Каменск-Шахтинский, Камышин, Канск, Кашира, Кемерово, Керчь, Кинешма, Киров, Кисловодск, Ковров, Коломна, Комсомольск-на-Амуре, Копейск, Королёв, Кострома, Красногорск, Краснодар, Красноярск, Крым, Кстово, Кузнецк, Курган, Курск, Липецк, Люберцы, Магадан, Магнитогорск, Майкоп, Махачкала, Миасс, Минеральные Воды, Михнево, Мичуринск, Москва, Мурманск, Муром, Мытищи, Набережные Челны, Нальчик, Находка, Невинномысск, Нефтекамск, Нефтеюганск, Нижневартовск, Нижнекамск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Новокузнецк, Новомосковск, Новороссийск, Новосибирск, Новочеркасск, Ногинск, Обнинск, Одинцово, Ожерелье, Озеры, Октябрьский, Омск, Орёл, Оренбург, Орехово-Зуево, Орск, Пенза, Первоуральск, Пермь, Петрозаводск, Петропавловск-Камчатский, Подольск, Прокопьевск, Псков, Пушкино, Пятигорск, Ржев, Россия, Россошь, Ростов-на-Дону, Рубцовск, Рыбинск, Рязань, Салават, Салехард, Самара, Санкт-Петербург, Саранск, Сарапул, Саратов, Саров, Севастополь, Северодвинск, Сергиев Посад, Серпухов, Симферополь, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Старый Оскол, Стерлитамак, Ступино, Сургут, Сызрань, Сыктывкар, Таганрог, Тамбов, Тверь, Тихвин, Тобольск, Тольятти, Томск, Туапсе, Тула, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уссурийск, Уфа, Ухта, Феодосия, Хабаровск, Ханты-Мансийск, Хасавюрт, Химки, Чебоксары, Челябинск, Череповец, Черкесск, Чита, Шахты, Щёлково, Электросталь, Элиста, Энгельс, Южно-Сахалинск, Якутск, Ялта, Ярославль

Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г

Животные – лучшие друзья человека, именно поэтому многие заводят домашних питомцев. Люди держат в домах кошек, собак, птиц, заводят целые хозяйства, и, конечно, всем хочется, чтобы животные были здоровы. Натуральный препарат Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г – это пробиотик, предназначенный для эффективной профилактики и лечения множества заболеваний млекопитающих и птиц. Его регулярное применение позволит укрепить иммунитет животного, чтобы его организм смог противостоять самым различным инфекционным и другим заболеваниям. Препарат также широко применяется и в лечебных целях.  

Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г: состав и форма выпуска

Средство выпускается в виде белого сладковатого порошка, расфасованного в пластиковые банки массой 500 гр.

В каждом грамме препарата содержится:

  • Штамм бактерий Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 (DSM 24613)- 1х106 КОЕ.
  • Сахарная пудра.
  • Крахмал. 

Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г: свойства

Bacillus subtilis, попадая в кишечник, начинает активно синтезировать полезные ферменты и вещества, способствующие нормализации микробиоценоза, ускорению метаболизма и регенеративных процессов. При регулярном приеме препарата организм животного становится более устойчивым к любым негативным воздействиям, укрепляется иммунная система. Пробиотик надежно защищает организм от разнообразных инфекций и дисбактериоза. 

Показания и противопоказания

Показания для приема комплекса Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г:

— Лечение и профилактика кишечного дисбактериоза.

— Лечение и профилактика желудочно-кишечных патологий.

— Укрепление иммунной системы.

— Стимуляция роста.

— Лечение вирусов и иммунодефицита.

— Увеличение стрессоустойчивости организма. 

Противопоказаний к приему препарат нет.  

Инструкция к применению

Пробиотик рекомендуется давать животным раз в двое суток за 60 минут до кормления в порошковой форме или растворенным в воде (50 мг на кг). Курс приема – 10 дней. В лечебных целях препарат следует давать чаще – каждые 12 часов, продолжать курс лечения до выздоровления. Для укрепления иммунитета — дважды в сутки на протяжении пяти дней. 

Хранить пробиотик следует в сухом, затемненном месте 24 месяца. Не употреблять с антибиотиками!  

Цена и продажа

Купить Ветом 1.1 для животных (Vetom) 500 г по доступной цене можно на нашем сайте, добавив товар в корзину или позвонив по бесплатному телефону.

Для регионов действует бесплатный номер

8 800 550-52-96.

Не является лекарством (БАД).

Ветом 1.1 для животных (цена, инструкция по применению, отзывы)

ИНСТРУКЦИЯ

по применению кормовой добавки Ветом 1.1 для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, увеличения сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы (в т.ч. кошек, собак, попугаев, цыплят и др.).

I Общие сведения

1. Ветом 1.1 (Vetom 1.1) – кормовая добавка для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, увеличения сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы.

2. Ветом 1.1 (Vetom 1.1) содержит сухую бакмассу живых спорообразующих бактерии штамма Bacillus subtilis ВКПМ В-10641, модифицированного плазмидой, синтезирующей интерферон a-2 лейкоцитарный человеческий, а также вспомогательные вещества — сахар или сахарную пудру и крахмал. В 1 г Ветома 1.1 содержится 1х106 КОЕ (колониеобразующих единиц) живых микробных клеток штамма бактерий Bacillus subtilis ВКПМ В-10641.

Содержит генетически модифицированный штамм Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 .

Содержание вредных примесей не превышает предельно допустимых норм, установленных в Российской Федерации.

3. По внешнему виду Ветом 1.1 представляет собой мелкодисперсный порошок белого цвета, без запаха, растворимый в воде, с образованием осадка белого цвета.

4. Ветом 1.1 выпускают расфасованным по 0,005 кг; 0,010 кг; 0,050 кг; 0,1 кг; 0,2 кг; 0,3 кг и 0,5 кг в пакеты из ламинированной бумаги или полимерных водонепроницаемых материалов или в банки полимерные; по 1,0 кг; 2,0 кг; 5 кг в пакеты с внутренним полимерным покрытием или в банки полимерные; по 1,0 кг, 2,0 кг и 5 кг пакеты из полиэтилена или полимерных комбинированных водонепроницаемых материалов.

Каждую единицу фасовки маркируют на русском языке с указанием: наименования организации-производителя, ее адреса и товарного знака, названия кормовой добавки, назначения и способа применения, состава и гарантированных показателей качества, обозначения стандарта организации, надписи «Для животных», номера партии, даты изготовления (число, месяц, год), срока и условий хранения, массы нетто, знака соответствия, номера госрегистрации и снабжают инструкцией по применению.

Хранят в упаковке организации-производителя в закрытых, защищённых от прямых солнечных лучей сухих, чистых и вентилируемых помещениях при температуре от 0 ?С до 30 ?С.

Срок хранения — 4 года с даты изготовления при соблюдении условий хранения и транспортирования.

По истечении срока годности кормовая добавка Ветом 1.1 к применению не пригодна.

Пакеты и банки с кормовой добавкой Ветом 1.1 без этикеток, с истекшим сроком годности, с нарушением целостности и/или герметичности упаковки, содержащие посторонние примеси, с изменённым цветом, а неиспользованные в течение 15 суток после вскрытия первичной упаковки остатки, подлежат выбраковке с последующей утилизацией с бытовыми отходами.

II Биологические свойства.

6. Генетически модифицированный штамм Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 выделяет в кишечнике животных интерферон a-2 человеческий, антибиотикоподобные субстанции, ферменты, другие биологически активные вещества, под воздействием которых нормализуются: биоценоз кишечника; кислотность среды; пищеварение; всасывание и метаболизм железа, кальция, жиров, белков, углеводов, триглицеридов, аминокислот, дипептидов, сахаров, солей желчных кислот. Ветом 1.1 стимулирует клеточные и гуморальные факторы иммунитета, повышает устойчивость животных и птицы к инфицированию вирусными и бактерийными агентами.

III Порядок применения и инструкция

7. Кормовую добавку Ветом 1.1 применяют для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, при кишечных расстройствах после длительного лечения антибиотиками, при смене рационов или при ухудшении качества кормового сырья.при нарушении процессов нормального пищеварения, связанных с ферментной недостаточностью, а так же для увеличения общей сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы (в т.ч. кошек, собак, попугаев, цыплят и др.).

8. Для повышения естественной резистентности и продуктивности животных, в том числе птицы кормовую добавку Ветом 1.1 применяют с рождения и на протяжении всей жизни животных групповым методом с водой, кормом, премиксами, минерально-витаминными добавками и другими кормовыми смесями из расчета 1,5 кг на 1 тонну или индивидуально с водой или кормом в дозе 50 мг/кг живой массы в течение 15-20 дней.

Для нормализации микрофлоры желудочно-кишечного тракта после антибиотикотерапии кормовую добавку Ветом 1.1 применяют в течение 20-22 дней.

Допускается ректальный способ введения Ветома 1.1 из расчёта 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней. Ветом 1.1 разводят теплой кипячёной водой и вводят животному после проведения очистительной клизмы.

Индивидуально Ветом 1.1 применяют из расчёта 50 мг/кг живой массы 2 раза в день с интервалом 8-10 час. Допускается увеличить кратность введения до 4 раз в сутки с интервалом в 6 часов.

С целью коррекции иммунодефицитных состояний Ветом 1.1 применяют 1 – 2 раза в день из расчёта 50 мг/кг живого веса в течение 5 – 10 дней.

При использовании добавки в сухих рассыпных комбикормах проводят смешивание в соответствии с регламентом, установленным для линий по производству комбикормов.

При использовании добавки в виде раствора необходимо применять систему поения.

Добавку не подвергать воздействию температуры выше 100 ?С более 10 минут.

9. Побочных явлений и осложнений, в том числе связанных с генной модификацией, при применении кормовой добавки Ветом 1.1 в соответствии с инструкцией по применению не выявлено.

10. Кормовая добавка Ветом 1.1 совместима со всеми ингредиентами корма, лекарственными средствами и другими кормовыми добавками, применяемыми в животноводстве.

11. Противопоказаний к применению кормовой добавки Ветом 1.1 не установлено.

12. Продукцию животноводства и птицеводства после применения кормовой добавки Ветом 1.1 реализуют без ограничений.

IV Меры личной профилактики

13. По степени воздействия на организм кормовая добавка Ветом 1.1 относится к малоопасным веществам (4 класс по ГОСТ 12.1.007-76) в рекомендуемых дозах не оказывает местно-раздражающего и сенсибилизирующего действия.

14. Специальные меры предосторожности при работе с кормовой добавкой Ветом 1.1 не требуются. При применении кормовой добавки Ветом 1.1 следует соблюдать правила личной гигиены и техники безопасности. Во время работы запрещается курить, пить, принимать пищу.

15. Кормовую добавку Ветом 1.1 следует хранить в местах, недоступных для детей.

Производитель: ООО НПФ «Исследовательский центр», Новосибирская область, р.п. Кольцово.

 

Ветом 1.1 для животных (цена, инструкция по применению, отзывы)

ИНСТРУКЦИЯ

по применению кормовой добавки Ветом 1.1 для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, увеличения сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы (в т.ч. кошек, собак, попугаев, цыплят и др.).

I Общие сведения

1. Ветом 1.1 (Vetom 1.1) – кормовая добавка для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, увеличения сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы.

2. Ветом 1.1 (Vetom 1.1) содержит сухую бакмассу живых спорообразующих бактерии штамма Bacillus subtilis ВКПМ В-10641, модифицированного плазмидой, синтезирующей интерферон a-2 лейкоцитарный человеческий, а также вспомогательные вещества — сахар или сахарную пудру и крахмал. В 1 г Ветома 1.1 содержится 1х106 КОЕ (колониеобразующих единиц) живых микробных клеток штамма бактерий Bacillus subtilis ВКПМ В-10641.

Содержит генетически модифицированный штамм Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 .

Содержание вредных примесей не превышает предельно допустимых норм, установленных в Российской Федерации.

3. По внешнему виду Ветом 1.1 представляет собой мелкодисперсный порошок белого цвета, без запаха, растворимый в воде, с образованием осадка белого цвета.

4. Ветом 1.1 выпускают расфасованным по 0,005 кг; 0,010 кг; 0,050 кг; 0,1 кг; 0,2 кг; 0,3 кг и 0,5 кг в пакеты из ламинированной бумаги или полимерных водонепроницаемых материалов или в банки полимерные; по 1,0 кг; 2,0 кг; 5 кг в пакеты с внутренним полимерным покрытием или в банки полимерные; по 1,0 кг, 2,0 кг и 5 кг пакеты из полиэтилена или полимерных комбинированных водонепроницаемых материалов.

Каждую единицу фасовки маркируют на русском языке с указанием: наименования организации-производителя, ее адреса и товарного знака, названия кормовой добавки, назначения и способа применения, состава и гарантированных показателей качества, обозначения стандарта организации, надписи «Для животных», номера партии, даты изготовления (число, месяц, год), срока и условий хранения, массы нетто, знака соответствия, номера госрегистрации и снабжают инструкцией по применению.

Хранят в упаковке организации-производителя в закрытых, защищённых от прямых солнечных лучей сухих, чистых и вентилируемых помещениях при температуре от 0 ?С до 30 ?С.

Срок хранения — 4 года с даты изготовления при соблюдении условий хранения и транспортирования.

По истечении срока годности кормовая добавка Ветом 1.1 к применению не пригодна.

Пакеты и банки с кормовой добавкой Ветом 1.1 без этикеток, с истекшим сроком годности, с нарушением целостности и/или герметичности упаковки, содержащие посторонние примеси, с изменённым цветом, а неиспользованные в течение 15 суток после вскрытия первичной упаковки остатки, подлежат выбраковке с последующей утилизацией с бытовыми отходами.

II Биологические свойства.

6. Генетически модифицированный штамм Bacillus subtilis ВКПМ В-10641 выделяет в кишечнике животных интерферон a-2 человеческий, антибиотикоподобные субстанции, ферменты, другие биологически активные вещества, под воздействием которых нормализуются: биоценоз кишечника; кислотность среды; пищеварение; всасывание и метаболизм железа, кальция, жиров, белков, углеводов, триглицеридов, аминокислот, дипептидов, сахаров, солей желчных кислот. Ветом 1.1 стимулирует клеточные и гуморальные факторы иммунитета, повышает устойчивость животных и птицы к инфицированию вирусными и бактерийными агентами.

III Порядок применения и инструкция

7. Кормовую добавку Ветом 1.1 применяют для нормализации микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, повышения естественной резистентности организма, при кишечных расстройствах после длительного лечения антибиотиками, при смене рационов или при ухудшении качества кормового сырья.при нарушении процессов нормального пищеварения, связанных с ферментной недостаточностью, а так же для увеличения общей сохранности и продуктивности сельскохозяйственных, домашних животных и птицы (в т.ч. кошек, собак, попугаев, цыплят и др.).

8. Для повышения естественной резистентности и продуктивности животных, в том числе птицы кормовую добавку Ветом 1.1 применяют с рождения и на протяжении всей жизни животных групповым методом с водой, кормом, премиксами, минерально-витаминными добавками и другими кормовыми смесями из расчета 1,5 кг на 1 тонну или индивидуально с водой или кормом в дозе 50 мг/кг живой массы в течение 15-20 дней.

Для нормализации микрофлоры желудочно-кишечного тракта после антибиотикотерапии кормовую добавку Ветом 1.1 применяют в течение 20-22 дней.

Допускается ректальный способ введения Ветома 1.1 из расчёта 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней. Ветом 1.1 разводят теплой кипячёной водой и вводят животному после проведения очистительной клизмы.

Индивидуально Ветом 1.1 применяют из расчёта 50 мг/кг живой массы 2 раза в день с интервалом 8-10 час. Допускается увеличить кратность введения до 4 раз в сутки с интервалом в 6 часов.

С целью коррекции иммунодефицитных состояний Ветом 1.1 применяют 1 – 2 раза в день из расчёта 50 мг/кг живого веса в течение 5 – 10 дней.

При использовании добавки в сухих рассыпных комбикормах проводят смешивание в соответствии с регламентом, установленным для линий по производству комбикормов.

При использовании добавки в виде раствора необходимо применять систему поения.

Добавку не подвергать воздействию температуры выше 100 ?С более 10 минут.

9. Побочных явлений и осложнений, в том числе связанных с генной модификацией, при применении кормовой добавки Ветом 1.1 в соответствии с инструкцией по применению не выявлено.

10. Кормовая добавка Ветом 1.1 совместима со всеми ингредиентами корма, лекарственными средствами и другими кормовыми добавками, применяемыми в животноводстве.

11. Противопоказаний к применению кормовой добавки Ветом 1.1 не установлено.

12. Продукцию животноводства и птицеводства после применения кормовой добавки Ветом 1.1 реализуют без ограничений.

IV Меры личной профилактики

13. По степени воздействия на организм кормовая добавка Ветом 1.1 относится к малоопасным веществам (4 класс по ГОСТ 12.1.007-76) в рекомендуемых дозах не оказывает местно-раздражающего и сенсибилизирующего действия.

14. Специальные меры предосторожности при работе с кормовой добавкой Ветом 1.1 не требуются. При применении кормовой добавки Ветом 1.1 следует соблюдать правила личной гигиены и техники безопасности. Во время работы запрещается курить, пить, принимать пищу.

15. Кормовую добавку Ветом 1.1 следует хранить в местах, недоступных для детей.

Производитель: ООО НПФ «Исследовательский центр», Новосибирская область, р.п. Кольцово.

Ветом 1 порошок для профилактики и лечения желудочно-кишечных заболеваний у домашних животных 500г

В октябре 2018 начато его серийное производство. Ветом 1 — результат работы учёных фирмы по усовершенствованию препарата ветом 1.1. Свойства нового препарата обеспечивают возможность уничтожать и/или подавлять рост и развитие приведённых ниже инфекционных микроорганизмов с большей эффективностью, чем антибиотики без наличия явления их резистентности: Candida krusei, Citrobacter diversus, Citrobacter freundii, Enterobacter agglomerans, Escherichia coli гемолитические и токсикогенные варианты, Klebsiella ozaenae, Klebsiella pneumoniae, Proteus vulgaris, Proteus mirabilis, Pseudomonas aeruginosa, Salmonellaentericasubsp. entericaserovarcholeraesuis, Salmonellaentericasubsp. entericaserovarentereritidis, Salmonellaentericasubsp. entericaserovarparatyphiB, Serratiamarcescens, Shigellaflexneri, Shigella sonnei, Staphylococcushaemolyticus, Yersiniapseudotuberculosis, Yersiniaenterocolitica, St.aureus, Candidaalbicans. Кроме наличия прямого антагонизма к бактериям и грибам препарат активизирует функциональную активность структур организма, отвечающих за поддержание гомеостаза, в том числе иммунитета, что обеспечивает организму возможность противодействовать всем инфекционным агентам из царства микробов, в том числе вирусам, риккетциям и пр. Препарат не подавляет рост и развитие нормальной микрофлоры организма. Он обеспечивает возможность сформировать оптимальную для организма микробную экосистему. Перечисленные выше свойства препарата ветом 1 обеспечили возможность применять его для восстановления естественной резистентности организма, профилактики и лечения дисбактериозов, при кишечных расстройствах после длительного лечения антибиотиками, при смене рационов или при ухудшении качества кормового сырья, при нарушении процессов нормального пищеварения, связанных с ферментной недостаточностью, увеличения сохранности и продуктивности животных, стимуляции роста и развития молодняка.
Ветом 1.1 обладает высокой антагонистической активностью к широкому спектру патогенных и условно патогенных микроорганизмов и проявляет антивирусную активность за счет свойств рекомбинантного штамма Bacillus subtilis. Препарат предупреждает развитие дисбактериозов, способствует стимуляции клеточных и гуморальных факторов иммунитета, повышает неспецифическую резистентность организма, стабилизирует аллергическую устойчивость и стимулирует регенерационные процессы в организме, нормализует обмен веществ.
Показания:
Профилактика и лечение желудочно-кишечных заболеваний (сальмонеллез, кокцидиоз, колибактериоз, дизентерия) и вирусных инфекций (рота- и парвовирусный энтерит, грипп, парагрипп, ринотрахеит, гепатит, чума плотоядных и другие). Для коррекции иммунодефицитных состояний у телят, поросят, плотоядных животных и птицы, а также стимуляции роста и развития молодняка.
Дозы и способ применения:
Препарат вводят животным и птице внутрь. Задают индивидуально или групповым методом с кормом (молоком, молозивом, кипяченой остуженной водой и др.). Собакам после очистительной клизмы можно вводить ректально. Растворы готовят перед применением. С лечебной целью препарат применяют два раза в сутки с интервалом 12 часов в дозе 50 мг на 1 кг веса животного или 1 раз в сутки по 75 мг на 1 кг массы животного ежедневно до выздоровления. Для коррекции иммунодефицитных состояний препарат назначают в дозе 50 мг на 1 кг веса животного 1 – 2 раза в сутки в течение 5 дней. С профилактической целью задают сразу после рождения из расчета 50 мг на 1 кг веса животного 1 раз в двое суток в течение 10 дней.
побочные действия:
При правильном использовании и дозировке побочные явления, как правило, не наблюдаются.
Противопоказания:
Повышенная чувствительность к препарату.

Ветом 1 Vetom 1 пробиотик для животных 500 гр НПФ Исследовательський центр Россия

Инструкция по применению Ветом 1 пробиотик 500 гр НПФ “Исследовательский центр”

Лекарственная форма:

порошок для приема внутрь и ректального применения. Ветом 1 содержит сухую бакмассу живых спорообразующих бактерии штамма Bacillus subtilis DSM 32424, а также вспомогательные вещества — сахарную пудру и крахмал. В 1 г препарата содержится: живых микробных клеток бактерий Bacillus subtilis — не менее 1х106 КОЕ (колониеобразующих единиц). По внешнему виду Ветом 1 представляет собой мелкодисперсный порошок белого цвета.

Фармакологические (биологические) свойства:

Фармакотерапевтическая группа лекарственного препарата для ветеринарного применения: пробиотик.

Бактерии Bacillus subtilis DSM 32424 выделяют в кишечнике животных антибиотикоподобные субстанции, ферменты, другие биологически активные вещества, под воздействием которых нормализуются: биоценоз кишечника; кислотность среды; пищеварение; всасывание и метаболизм железа, кальция, жиров, белков, углеводов, триглицеридов, аминокислот, дипептидов, сахаров, солей желчных кислот.

Ветом 1 стимулирует клеточные и гуморальные факторы иммунитета, повышает устойчивость животных и птицы к инфицированию вирусными и бактерийными агентами.

Порядок применения:

Ветом 1 применяют крупному рогатому скоту, свиньям, лошадям, мелким домашним животным для восстановления естественной резистентности организма, профилактики и лечения дисбактериозов, при кишечных расстройствах после длительного лечения антибиотиками, при смене рационов или при ухудшении качества кормового сырья, при нарушении процессов нормального пищеварения, связанных с ферментной недостаточностью, увеличения сохранности и продуктивности животных, стимуляции роста и развития молодняка. Пушным зверям, в том числе норке, лисе, песцу и др., для профилактики гастроэнтеритов, при смене рационов или при ухудшении качества кормового сырья, увеличения сохранности и продуктивности животных, стимуляции роста и развития молодняка, для улучшения качества меха. Сельскохозяйственной птице для увеличения сохранности, стимуляции роста и развития, увеличения яйценоскости и снижения конверсии кормов.

Противопоказаний при применении препарата не выявлено.

Специальные меры предосторожности при работе с препаратом не требуются.

Допускается применение препарата лактирующим и беременным животным.

Особенностей применения беременным животным, животным в период лактации и потомству не установлено.

Препарат вводят животным перорально, индивидуально или групповым методом.

Режим дозирования:

С профилактической целью Ветом 1 применяют групповым методом с водой, кормом, премиксами, минерально-витаминными добавками и другими кормовыми смесями из расчета 1500 доз на 1 тонну или индивидуально с водой или кормом в дозе 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней.

Допускается ректальный способ введения Ветома 1 в дозе 50 мг/кг живой массы один раз в день в течение 15-20 дней. Препарат разводят теплой кипяченой водой и вводят животному ректально после проведения очистительной клизмы. Препарат не подвергать воздействию температуры выше 100 ºС более 10 минут.

С лечебной целью препарат назначают индивидуально в дозе 50 мг/кг живой массы 2 раза в день с интервалом 8-10 часов до исчезновения клинических признаков заболевания. При тяжелом течении болезни допускается увеличить кратность введения до 4 раз в сутки с интервалом в 6 часов.

С целью коррекции иммунодефицитных состояний Ветом 1 назначают 1-2 раза в сутки в дозе по 50 мг/кг живого веса в течение 5-10 дней.

Побочные действия не выявлены, нежелательные реакции при применении лекарственного препарата для ветеринарного применения Ветом 1 отсутствуют.

Симптомов, возникающих при передозировке препарата, не установлено.

Запрещается назначать Ветом 1 одновременно с антибиотиками и сульфаниламидами.

Особенностей действия препарата при первом приеме или его отмене не установлено.

Специальные меры при пропуске приема одной или нескольких доз препарата не предусмотрены, курс лечения и профилактики следует возобновить в той же дозировке по той же схеме

Ограничения в сроках убоя сельскохозяйственных животных не установлено.

Продукцию от животных, полученную после применения препарата Ветома 1 разрешается использовать без ограничений.

Хранение:

Ветом 1 хранят и транспортируют в упаковке производителя в сухом, защищенном от света месте при температуре от 0 оС до 30 оС.

Ветом 1 следует хранить в местах, недоступных для детей.

Банки и пакеты с препаратом без этикеток, с истекшим сроком годности, с нарушением целостности и/или герметичности упаковки, содержащие посторонние примеси, с измененным цветом, а также остатки препарата, неиспользованные в течение 15 суток после вскрытия первичной упаковки, подлежат выбраковке с последующей утилизацией с бытовыми отходами.

Отпускается без рецепта.

Срок годности:

4 года с даты выпуска при соблюдении условий хранения и транспортирования. Запрещается применение препарата по истечении срока годности.

Производитель:

НПФ “Исследовательский центр”, Россия

Исследования ядов животных: текущие преимущества и будущие разработки

World J Biol Chem. 2015 26 мая; 6(2): 28–33.

Юрий Н. Уткин, Лаборатория молекулярной токсинологии, Институт биоорганической химии им. Шемякина-Овчинникова, Москва, 117997, Россия

Вклад авторов: Уткин Ю.Н. является единственным участником данной статьи.

Адрес для переписки: Уткин Юрий Николаевич, профессор, заведующий лабораторией молекулярной токсинологии Института биоорганической химии им. Шемякина-Овчинникова, ул. Миклухо-Маклая, 16/10, Москва 117997, Россия[email protected]

Телефон: +7-495-3366522 Факс: +7-495-3366522

Поступила в редакцию 29 января 2015 г.; Пересмотрено 23 марта 2015 г.; Принято 8 апреля 2015 г.

Copyright © Авторы, 2015 г. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Ядовитые организмы представлены во многих таксонах, в том числе в царстве Animalia. В ходе эволюции у животных развились специальные органы для производства и введения яда.Яды животных представляют собой сложные смеси, состав которых зависит от видов, выделяющих яд. Наиболее известными и изученными ядовитыми наземными животными являются змеи, скорпионы и пауки. Среди морских животных это медузы, анемоны и улитки-конусы. Ядовитые вещества в яде этих животных в основном белкового и пептидного происхождения. Недавние исследования показали, что один яд может содержать до нескольких сотен различных компонентов, оказывающих разнообразные физиологические эффекты. Укусы или укусы некоторых ядовитых видов приводят к тяжелым отравлениям, в некоторых случаях приводящим к смерти.В связи с этим возникает проблема лечения прикуса. Наиболее эффективным лечением на сегодняшний день является применение противоядий. Чтобы повысить эффективность таких методов лечения, необходимо знать состав яда. С другой стороны, яды содержат вещества с уникальными биологическими свойствами, которые можно использовать как в фундаментальной науке, так и в клинических приложениях. Лучшим примером применения токсина в фундаментальной науке является α-бунгаротоксин, открытие которого оказало большое влияние на исследования никотинового ацетилхолинового рецептора.Сегодня уже исследованы составы яда многих видов. На основании этих данных можно заключить, что яды содержат большое количество отдельных компонентов, принадлежащих к ограниченному числу структурных типов. Часто незначительные изменения в аминокислотной последовательности приводят к появлению новых биологических свойств. Изменение условий жизни ядовитых животных приводит к изменению состава ядов, что приводит к появлению новых токсинов. В то же время внедрение новых методов протеомики и геномики приводит к открытию новых соединений, которые могут служить инструментами исследования или шаблонами для разработки новых лекарств.Применение этих чувствительных и всесторонних методов позволяет изучать либо яды, доступные в крошечных количествах, либо малочисленные компоненты в уже известных ядах.

Ключевые слова: Яд, Яд, Змея, Скорпион, Паук, Токсин

Основной наконечник: Яды животных представляют собой сложные смеси, в основном пептиды и белки. Недавние исследования показали, что один яд может содержать до нескольких сотен различных компонентов, оказывающих разнообразные физиологические эффекты.Знание состава яда, а также структуры и свойств его компонентов, с одной стороны, может дать ключ к лучшему лечению укусов и ожогов, с другой стороны, может привести к открытию новых лекарств. Недавние разработки в методах исследования дали большой импульс исследованиям яда животных, что может привести к выходу на рынок новых лекарств.

ВВЕДЕНИЕ

Ядовитые организмы широко распространены по всему земному шару и представлены многими биологическими таксонами.Большое количество ядовитых видов принадлежит к царству Animalia. Ядовитыми могут быть как позвоночные (рыбы, амфибии, рептилии, птицы и млекопитающие), так и беспозвоночные (кишечнополостные, черви, членистоногие, моллюски, иглокожие). Ядовитые животные постоянно или периодически содержат в своем организме вещества, токсичные для других видов. Даже малые дозы таких соединений в организме другого животного вызывают болезненные расстройства, а иногда и смерть. У некоторых ядовитых животных есть специальные ядовитые железы, вырабатывающие яд; другие содержат токсичные вещества в различных тканях организма.Ряд животных имеет специализированный раневой аппарат (орган) для введения яда в тело хищника или жертвы. У кишечнополостных (гидры, актинии, медузы) это стрекательные клетки, у членистоногих (скорпионы, пчелы, осы) — многоклеточные железы, связанные с жалом, а у рыб — такие же железы, связанные с шипами на плавниках ( например, . , скорпена) и на жаберных крышках (морской дракон). У многих животных (многоножки, пауки и змеи) ядовитые железы связаны с ротовым аппаратом, и яд впрыскивается в тело жертвы при укусе или проколе.У ядовитых животных, имеющих ядовитые железы, но не имеющих специального аппарата для введения яда, например у земноводных (саламандры, тритоны, лягушки и др.), железы располагаются в различных участках кожи. Из ядовитых наземных животных наиболее изучены змеи, скорпионы и пауки. Среди морских животных это медузы, анемоны и улитки-конусы. Яды животных представляют собой сложные смеси, состав которых зависит от видов, выделяющих яд.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЯДА

История изучения яда насчитывает более двух тысячелетий.Самый ранний сохранившийся подробный синопсис ядовитых животных и их укусов принадлежит Аристотелю (384-322 гг. до н.э. Аристотель «Historia Animalium»). Современное научное представление о ядовитых змеях и ядах начало формироваться благодаря итальянским ученым Франческо Реди и Феличе Фонтана, работавшим в городе Пиза в 17 и 18 веках соответственно. Врач, биолог, лингвист и поэт Франческо Реди[1] (1626–1697) опубликовал в 1664 году трактат о ядовитых змеях «Osservazioni intorno alle vipere».Он обнаружил, что змеиная желчь не токсична, как это было принято в то время, а токсичность заключается в яде, выделяющемся из зубов при укусе. Реди считается одним из основателей токсинологии, специализированной области науки, изучающей животные, микробные и растительные яды, яды и токсины. Через сто лет, в 18 веке, другой итальянец, Феличе Фонтана, открыл змеиные ядовитые железы и получил змеиный яд, который использовал для различных опытов над животными. Фонтана поправил Реди: яд действует на животных не попадая в желудок, как считал Реди, а в кровь.

Интенсивные современные биохимические исследования ядов начались в середине прошлого века, хотя некоторые белки в ядах змей были обнаружены гораздо раньше. Например, одно из самых ранних сообщений об активности фосфодиэстеразы змеиного яда относится к 1932 г. [2]. Однако только с конца 50-х начала 60-х годов прошлого века началось более широкое изучение белков змеиного яда. Например, в 1959 году японской группой [3] была выделена протеаза змеиного яда, а в 1963 году Чанг и Ли [4] опубликовали статью, в которой описывалось выделение α-бунгаротоксина.Последнее произведение стало классикой. На сегодняшний день он является наиболее цитируемым в области изучения ядов, а α-бунгаротоксин по-прежнему остается одним из наиболее селективных маркеров некоторых подтипов никотиновых ацетилхолиновых рецепторов. По данным базы данных PubMed, ежегодно публикуется более 1000 статей, посвященных изучению ядов, а общее количество публикаций составляет более 40000. Около половины этих публикаций посвящено змеиным ядам.

ЦЕЛЕБНАЯ СИЛА ЖИВОТНЫХ ЯДОВ

Точный исторический момент, когда люди научились извлекать пользу из ядов и использовать их в медицинских целях, очень сложно проследить.Однако в Древнем Риме из ядов животных производили лекарства для лечения оспы, проказы и лихорадки, а также для заживления ран. О действии змеиного яда писали многие врачи и философы Древней Греции. Греческий врач Никандр Колофонский описал действие змеиного яда и состав противоядий. В частности, змеиный яд был широко распространен как лечебное средство в Средние века и вплоть до XIX века входил в состав многих противоядий. Еще в 1-м веке нашей эры существовала смесь, содержащая змеиный яд — так называемый териак.Его производили в аптеках Европы до 18 века. Но настоящее применение змеиного яда началось в конце 19 века, когда французский ученый Альбер Кальметт обнаружил, что если животным вводить яд в малых дозах, их сыворотка крови становится сильным противоядием[5]. Сначала змеиные яды использовались только для производства противоядий, но затем их применение расширилось. Сообщалось, что у больных эпилепсией припадки прекращались после укуса гремучей змеи, а в 1934 г. было обнаружено, что яд кобры в малых дозах обладает мощной обезболивающей активностью — во много раз большей, чем у морфина, с той разницей, что яд оказывает не вызывать наркоманию.С тех пор яд входил в состав лекарств против астмы, гипертонии и даже проказы. До настоящего времени мази и кремы (Коброксин, Випросал, Кобратоксан, и др. .) на основе ядов производятся во многих странах. Однако такое использование ядов малоэффективно, так как их содержание в препаратах крайне мало, а эффект достигается за счет неспецифического действия. Тем не менее, определенный спрос на эту продукцию есть.

СОСТАВ ЯДОВ ЖИВОТНЫХ

Яды животных являются чрезвычайно богатыми и сложными природными источниками биологически активных молекул, которые имеют множество молекулярных мишеней и функций.Яды классифицируют по происхождению — яды змей, яды скорпионов, яды пауков, и т. д. ., или по действию на организм — нейротоксические, гемотоксические яды, и т. д. . Яды животных обычно представляют собой водные растворы, содержащие значительное количество компонентов, в основном пептидной и белковой природы[6]. В одном яде может содержаться несколько сотен различных веществ — токсинов. Поскольку одной из основных задач яда является умерщвление или обездвиживание жертвы, его компоненты обладают высокой токсичностью.Токсины животных вызывают значительные нарушения функций нервной, сердечно-сосудистой и мышечной систем. Отравление ядами животных вызывает у человека тяжелые заболевания и может привести к летальному исходу. Для лечения таких отравлений обычно используют антисыворотки, полученные против неочищенного яда[7].

Яды обычно состоят из ферментов (фосфолипазы, протеазы, оксидазы, и т.д. .), белков без ферментативной активности (нейротоксины, дезинтегрин, и т.д. .) и пептидов. Такой сложный состав яда приводит к сочетанному воздействию на жизненно важные системы организма и тяжелым отравлениям.Пептидные токсины, действующие на ионные каналы (, например, , блокаторы ионных каналов), широко представлены в ядах. Как правило, они поражают нервную систему и являются основными активными компонентами ядов пауков, скорпионов, конусных улиток и элапидовых змей[8]. Нейротоксины пауков и скорпионов действуют преимущественно на потенциалзависимые ионные каналы, а нейротоксины змей — на лигандзависимые каналы, в частности на никотиновые ацетилхолиновые рецепторы. Разнообразные конотоксины конусовидных улиток блокируют как потенциалзависимые каналы, так и ацетилхолиновые рецепторы.

В ядах ферменты представлены двумя классами — оксидазами и гидролазами. Наибольшее содержание ферментов в яде змей. Пока в ядах обнаружена только одна оксидаза, оксидаза L-аминокислот, тогда как гидролазы очень многочисленны и включают фосфолипазы А2, протеиназы/пептидазы, ацетилхолинэстеразы и гиалуронидазы. Неферментативные белки более разнообразны и, например, у змей включают так называемые трехпальцевые токсины, дезинтегрины, ингибиторы протеиназ, фактор роста нервов, и т.д. [9].Пептиды и полипептиды являются основными составляющими ядов пауков, скорпионов и конических улиток и включают различные нейротоксины, антимикробные пептиды, иммуномодулирующие пептиды и т.д. .

Такой широкий спектр пептидов и белков с различными биологическими функциями делает яды животных ценным источником новых соединений как для использования в фундаментальных исследованиях, так и для разработки новых лекарств.

СТАТУС-КВО В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЯДОВ ЖИВОТНЫХ

Несмотря на долгую историю обращения с ядами, лишь немногие токсины нашли реальное применение.Некоторые токсины широко используются в фундаментальных исследованиях в качестве биохимических инструментов. Упомянутый выше α-бунгаротоксин является лучшим примером. Открытый более пятидесяти лет назад [4], он до сих пор не имеет себе равных в качестве селективного и эффективного фармакологического инструмента для изучения никотиновых ацетилхолиновых рецепторов α7 и мышечного типа. α-Конотоксины, пептидные нейротоксины, являются более универсальными инструментами для изучения этих рецепторов, поскольку они различают различные подтипы и даже разные сайты связывания в пределах одной молекулы рецептора [10]. Некоторые токсины скорпионов и пауков проявляют очень высокую селективность по отношению к определенным типам потенциалзависимых ионных каналов и используются в исследованиях этих каналов [8].Белки яда, влияющие на гемостаз, также представляют собой полезные инструменты для изучения различных процессов в этой сложной системе.

Несколько компонентов яда, особенно змеиных ядов, нашли широкое применение в диагностике нарушений гемостаза. В качестве примера можно привести некоторые диагностические средства, выпускаемые фирмой Pentapharm Ltd. (Швейцария). Так, активатор протромбина Ecarin из яда Echis carinatus используется для выявления аномального типа протромбина, сериновая протеаза Protac ® из Agkistrodon contortrix — для определения протеина С и протеина S, а металлопротеаза RVV-X из Daboia russelli — для определения FX и скринингового анализа на волчаночные антикоагулянты[11].

Новый фибриновый клей (герметик) был разработан группой исследователей из Центра изучения ядов и ядовитых животных в штате Сан-Паулу, Бразилия. Этот герметик представляет собой биологический и биоразлагаемый продукт, произведенный без использования человеческой крови. Компоненты этого нового герметика были извлечены из крупных животных, а сериновая протеиназа была выделена из змеиного яда Crotalus durissus terrificus . Новый фибриновый клей прошел испытания в пародонтальной хирургии и оказался хорошей альтернативой традиционным шовным материалам [12].

Применение протеиназы змеиного яда в биотехнологии было предложено австралийской компанией Venom Supplies Pty Ltd. В качестве альтернативы этому фактору в молекулярной биологии для получения рекомбинантного белка позиционировалась сериновая протеиназа нотанарин, которая является структурным гомологом фактора свертывания крови Ха. расщепление (http://www.venomsupplies.com/cleavage-compound/).

Следует отметить, что, несмотря на большие перспективы, лишь немногие лекарства разрабатываются на основе ингредиентов яда животных.Барьеры на этом непростом пути прекрасно рассмотрены в недавнем обзоре[13]. Тем не менее, несколько препаратов на основе компонентов яда были успешно разработаны. В этом ряду первым следует упомянуть Каптоприл ® или Эналприл ® (рис. ), препарат для лечения артериальной гипертензии. Он был разработан в конце 1970-х — начале 1980-х годов на основе пептида, усиливающего брадикинин, пептида из яда гадюки Bothrops jararaca . Каптоприл является ингибитором ангиотензинпревращающего фермента, и его разработка стала парадигмой «рационального дизайна лекарств».Годовой объем производства каптоприла составляет около 1000 тонн.

Химическая структура каптоприла (А) и эптифибатида (В).

Еще два препарата на основе животных токсинов, антикоагулянты Интегрилин ® (Эптифибатид, рис. ) и Агграстат ® (Триофибан), в настоящее время используются для профилактики сердечных приступов или образования тромбов. Эптифибатид представляет собой циклический гептапептид, полученный из белка, обнаруженного в яде юго-восточной карликовой гремучей змеи Sistrurus miliarius barbouri .Он относится к классу так называемых аргинин-глицин-аспартатных (RGD)-миметиков, обратимо связывается с тромбоцитами и избирательно блокирует рецептор тромбоцитарного гликопротеина IIb/IIIa. Эптифибатид продается компаниями Millennium Pharmaceuticals, Inc. и Schering Corporation и распространяется компанией Schering Corporation. Тирофибан представляет собой пептидомиметик на основе дезинтегрина эхистатина из чешуйчатой ​​гадюки Echis carinatus . Он также имитирует последовательность RGD и является антитромбоцитарным препаратом [14]. Тирофибан назначают для снижения частоты тромботических сердечно-сосудистых событий.

Недавно настоящий нейротоксический пептид превратили в лекарство. Это Prialt ® (Ziconotide), анальгетик из яда конусной улитки[15]. Зиконотид представляет собой синтетическую форму ω-конотоксина M-VIIA, пептида из яда морской улитки Conus magus ; он действует как специфический блокатор нейрональных кальциевых каналов N-типа и используется для лечения различных хронических болевых синдромов.

Приведенные выше примеры показывают, что новые лекарства могут быть разработаны на основе белков и пептидов из ядов животных.Количество новых соединений, обнаруживаемых в ядах, неуклонно растет, и некоторые из них можно использовать и для этой цели.

ПЕРСПЕКТИВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ В ОБЛАСТИ ЯДОВ ЖИВОТНЫХ

В отношении рассмотренной выше тематики разумно предположить, что одним из направлений будущих исследований ядов будет поиск новых соединений, которые могут служить основой для разработки новых лекарств или использования в качестве новых молекулярных инструментов. Поскольку все доступные яды уже хорошо изучены, в качестве объектов исследования будут использоваться редкие или очень мелкие животные.Также в исследования могут быть включены ранее неисследованные соединения, присутствующие в ядах в чрезвычайно малых количествах. В этом направлении прогресс в высокопроизводительных «омических» методологиях (протеомика, транскриптомика и геномика) вносит большой вклад в идентификацию и характеристику новых каркасов [16,17]. В частности, в последнее десятилетие использование этих протоколов для детальной расшифровки токсинного состава ядов становится обычной практикой. Появился даже новый термин «веномика», который является протеомной характеристикой протеомов яда.Например, профилирование яда змеи с задними клыками Thamnodynastes strigatus с использованием веномики выявило новые типы биологически важных молекул, включая новый вид матриксной металлопротеиназы, которая не связана с классическими металлопротеиназами змеиного яда [18].

Особенно перспективен поиск пролекарств лекарственных средств, действующих на центральную нервную систему, среди компонентов яда животных. Имеющиеся данные показывают, что некоторые пептиды яда способны преодолевать гематоэнцефалический барьер (ГЭБ).Так, апамин пчелиного яда, пептид, взаимодействующий с некоторыми типами калиевых каналов, и его нетоксичный аналог могут проникать через ГЭБ[19], что делает эти пептиды перспективными кандидатами в качестве челноков ГЭБ. Было показано, что другой пептидный хлоротоксин из яда скорпиона также проникает через ГЭБ, а его флуоресцентно-меченый аналог был использован для неинвазивного обнаружения очагов рака и метастазов [20]. Связанный с хлоротоксином краситель Tumor Paint BLZ-100, который «подсвечивает» раковые клетки, чтобы хирурги могли точно воздействовать на опухоли головного мозга, вступает в фазу 1b исследования на людях.Некоторые белки яда также обладают способностью пересекать ГЭБ (см. обзор [21]). Эти данные открывают новые возможности для появления препаратов для лечения центральной нервной системы.

Следует отметить, что недавно был секвенирован геном королевской кобры Ophiophagus hannah [22]. Однако о новых типах белков или пептидов яда, обнаруженных в ходе этого исследования, до сих пор не сообщалось.

Еще одним направлением развития ядов животных является разработка новых препаратов на основе известных токсинов.Однако даже хорошо известные токсины могут иметь неожиданные или нежелательные эффекты in vivo , поскольку их мишени могут по-разному экспрессироваться в организме. Эта проблема требует тщательного изучения в каждом конкретном случае, прежде чем соединение можно будет считать ведущим лекарственным средством. В настоящее время несколько компаний движутся в этом направлении. Таким образом, Celtic Biotech Iowa Inc. разрабатывает новые терапевтические продукты для лечения солидных раковых заболеваний и боли, которые основаны на кротоксине гадюки Crotalus durissus terrificus и кардиотоксине кобры Naja atra .ReceptoPharm, американская биотехнологическая компания, завершила первую фазу испытаний модифицированных версий токсинов из яда кобры. Компания планирует провести дальнейшие клинические испытания при рассеянном склерозе, заболеваниях двигательных нейронов, адреномиелоневропатии и вирусных инфекциях. Американская биотехнологическая компания Kineta начинает рандомизированные плацебо-контролируемые испытания при псориатическом артрите и псориазе препарата-кандидата ShK-186, который представляет собой синтетический пептид, блокирующий ионные каналы калия Kv1.3.ШК-186 был получен из нейротоксина ШК актинии карибской Stichodactyla helianthus . Следует отметить, что работа в этом секторе очень рискованная и конкурентная. Ряд компаний, начавших работу по разработке новых препаратов на основе токсинов, были вынуждены прекратить работу или прекратили свое существование.

Здесь также следует сказать несколько слов о противоядной терапии. В настоящее время это единственное доступное эффективное средство от яда. Технологии «омики» также оказывают сильное влияние в этой области.Транскриптомный анализ может выявить региональные различия в составе яда, которые следует учитывать при разработке специфических и эффективных противоядий. С помощью транскриптомного анализа можно легко определить последовательности кДНК, кодирующие основные токсичные белки. Можно получить большое количество конкретной кДНК и использовать ее непосредственно для иммунизации. Например, кДНК, кодирующая новую металлопротеиназу типа P-II из ядовитых желез Bothrops asper , была клонирована, секвенирована и использована для ДНК-иммунизации животных [23].Лошадиные антитела, индуцированные иммунизацией плазмидой, кодирующей металлопротеиназу, полностью нейтрализовали геморрагическую активность всего яда Bothrops asper. Эта техника открывает новый способ лечения отравления.

Несмотря на значительный прогресс в изучении ядов животных, в этой области все еще остаются некоторые проблемы. Таким образом, разработка эффективных, дешевых и безопасных противоядий весьма востребована. Для решения этой проблемы необходимо установить характерный для данной местности состав ядов животных и его отношение к известному.До сих пор полностью не охарактеризованы даже яды некоторых очень опасных ядовитых животных. Это касается, например, австралийских медуз. Кубомедуза Chironex fleckeri , вызывающая так называемый синдром Ируканджи, выделяет чрезвычайно сильный и быстродействующий яд. У отравленных жертв могут проявляться симптомы, варьирующиеся от головных болей, сильных болей, тошноты и рвоты до отека легких, сердечной недостаточности и тяжелой гипертензии, приводящей к смерти. Однако точный состав яда неизвестен, и не существует хорошо зарекомендовавшего себя лечения.То же верно и для некоторых других ядовитых животных ( например, ., скорпионов и пауков), населяющих другую часть земного шара. Проблема усложняется в сельской местности, где даже существующие противоядия не всегда доступны.

В заключение, по-прежнему ожидается, что внедрение новых методологий «омики» в исследованиях ядов значительно улучшит открытие новых токсинов, которые можно использовать в качестве шаблонов для разработки лекарств. Эти методологии обеспечивают ряд преимуществ для разработки новых инструментов для фундаментальных исследований, клинической диагностики и новых лекарственных средств.

Сноски

P- Рецензент: Audi S, Febbraio F, Kitagawa S, Malli R S- Редактор: Tian YL L- Редактор: A E- Редактор: Lu YJ

Поддерживается финансированием исследования Российского фонда фундаментальных исследований , № 15-04-01843.

Конфликт интересов: Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Открытый доступ: эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью проверена внешними рецензентами. Он распространяется в соответствии с Creative Commons Attribution Non Commercial (CC BY-NC 4.0) лицензия, которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях, при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и использование является некоммерческим. См.: http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/

Рецензирование началось: 31 января 2015 г.

Первое решение: 6 марта 2015 г.

Статья в печати: 9 апреля 2015 г.

Ссылки

2. Uzawa S. Убер фосфомоноэстераза и фосфодиэстераза.J Биохим Тойко. 1932; 15: 19–28. [Google Академия]3. Маэно Х., Моримура М., Мицухаши С., Савай Ю., Оконоги Т. Исследования яда змеи Хабу. 2б. Дальнейшая очистка и ферментативная и биологическая активность H альфа-протеиназы. Jpn J Microbiol. 1959; 3: 277–284. [PubMed] [Google Scholar]4. Чанг Си, Ли Си. Выделение нейротоксинов из яда Bungarus multicinctus и способы их блокирующего нервно-мышечного действия. Arch Int Pharmacodyn Ther. 1963; 144: 241–257. [PubMed] [Google Scholar]6. Кейсуэлл Н.Р., Вюстер В., Вонк Ф.Дж., Харрисон Р.А., Фрай Б.Г.Сложные коктейли: эволюционная новизна ядов. Тенденции Экол Эвол. 2013;28:219–229. [PubMed] [Google Scholar]7. Гутьеррес ХМ. Повышение наличия и доступности противоядий: наука, технологии и не только. Токсикон. 2012; 60: 676–687. [PubMed] [Google Scholar]8. Калия Дж., Милеску М., Сальватьерра Дж., Вагнер Дж., Клинт Дж.К., Кинг Г.Ф., Оливера Б.М., Босманс Ф. От врага к другу: использование токсинов животных для исследования функции ионных каналов. Дж Мол Биол. 2015; 427:158–175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]9.Макклири Р.Дж., Кини Р.М. Неферментативные белки из змеиных ядов: золотая жила фармакологических инструментов и лекарств. Токсикон. 2013;62:56–74. [PubMed] [Google Scholar] 10. Lebbe EK, Peigneur S, Wijesekara I, Tytgat J. Конотоксины, нацеленные на никотиновые ацетилхолиновые рецепторы: обзор. Мар Наркотики. 2014;12:2970–3004. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]11. Шони Р. Использование соединений, полученных из змеиного яда, для новых функциональных диагностических тестов в области гемостаза. Патофизиол Гемостатический тромб.2005; 34: 234–240. [PubMed] [Google Scholar] 12. Barbosa MD, Gregh SL, Passanezi E. Фибриновый клей, полученный из змеиного яда, в пародонтальной хирургии. J Пародонтол. 2007;78:2026–2031. [PubMed] [Google Scholar] 14. Хашемзаде М., Фурукава М., Голдсберри С., Мовахед М.Р. Химическая структура и механизм действия внутривенных блокаторов рецепторов гликопротеина IIb/IIIa: обзор. Опыт Клин Кардиол. 2008; 13: 192–197. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]15. Папа JE, Дир TR. Зиконотид: клиническое обновление и фармакологический обзор.Эксперт Опин Фармаколог. 2013;14:957–966. [PubMed] [Google Scholar] 16. Фокс Дж.В., Серрано С.М. Изучение протеомов змеиного яда: многогранный анализ сложных смесей токсинов. Протеомика. 2008; 8: 909–920. [PubMed] [Google Scholar] 17. Брахма Р.К., Макклири Р.Дж., Кини Р.М., Доли Р. Транскриптомика ядовитых желез для идентификации, каталогизации и характеристики ядовитых белков змей. Токсикон. 2015; 93:1–10. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ching AT, Paes Leme AF, Zelanis A, Rocha MM, Furtado Mde F, Silva DA, Trugilho MR, da Rocha SL, Perales J, Ho PL, et al.Профилирование веномики Thamnodynastes strigatus раскрывает матриксные металлопротеиназы и другие новые белки, включенные в арсенал токсинов змей с задними клыками. J Протеом Res. 2012; 11:1152–1162. [PubMed] [Google Scholar] 19. Oller-Salvia B, Teixidó M, Giralt E. От ядов до челноков BBB: синтез и оценка транспорта через гематоэнцефалический барьер апамина и нетоксичного аналога. Биополимеры. 2013; 100: 675–686. [PubMed] [Google Scholar] 20. Вейсе М., Габикян П., Бахрами С.Б., Вейсе О., Чжан М., Хэкман Р.К., Раванпай А.С., Страуд М.Р., Кусума И., Хансен С.Дж. и др.Опухолевая краска: биоконъюгат хлоротоксин: Cy5.5 для интраоперационной визуализации очагов рака. Рак Рез. 2007; 67: 6882–6888. [PubMed] [Google Scholar] 21. Осипов А., Уткин Ю. Влияние полипептидов змеиного яда на центральную нервную систему. Cent Nerv Syst Agents Med Chem. 2012;12:315–328. [PubMed] [Google Scholar] 22. Vonk FJ, Casewell NR, Henkel CV, Heimberg AM, Jansen HJ, McCleary RJ, Kerkkamp HM, Vos RA, Guerreiro I, Calvete JJ, et al. Геном королевской кобры демонстрирует динамическую эволюцию и адаптацию генов в системе змеиного яда.Proc Natl Acad Sci USA. 2013;110:20651–20656. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]23. Арсе-Эстрада В., Азофейфа-Кордеро Г., Эстрада Р., Алапе-Хирон А., Флорес-Диас М. Нейтрализация кровотечения, вызванного ядом, лошадиными антителами, полученными в результате иммунизации плазмидой, кодирующей новую металлопротеиназу P-II из копьеголовой гадюки Bothrops. согласно. вакцина. 2009; 27: 460–466. [PubMed] [Google Scholar]

О происхождении яда

Вы не ядовиты. Твоя слюна хоть и неприятна, но убить не может.Ваша собака тоже не ядовита. Ни белка на тротуаре, ни лягушки в пруду, ни стрекозы, плавающей у вашего окна.

Веном — знак особого клуба, избранного подмножества животного царства. Сюда входят гадюки, медузы, пауки, скорпионы, многоножки, пчелы, улитки-конусы, тритоны, утконосы и даже приматы. Все эти животные производят молекулы, которые атакуют жертву за минуты или даже секунды. Молекулы замысловато сложны, их форма позволяет им точно связываться с определенными белками в наших собственных клетках.В зависимости от его точной цели в теле, яд парализует нервы, гниет мышцы и препятствует свертыванию крови.

Ядовитые животные не все тесно связаны друг с другом. Например, утконос гораздо более тесно связан с нами, чем с многоножкой. А это значит, что яд эволюционировал независимо много раз в истории жизни. Сначала были животные без яда, а потом появились.

Происхождение новых приспособлений — одна из самых увлекательных частей эволюции — от рук к перьям и глазам.Но ученые добились исключительного прогресса в выяснении происхождения яда. Их успех может быть связан с тем фактом, что каждый тип яда кодируется одним геном. Это означает, что ученые могут сравнивать яды ген за геном, чтобы увидеть, как они связаны друг с другом. Это не значит, что ядовитая жизнь проста. Ведь гремучая змея производит не один яд, а целый коктейль из них; коктейль в другой змее будет совершенно другим. Доставка яда также требует большого количества оборудования.Яд вырабатывается, например, в специальных железах, а затем должен транспортироваться к месту контакта со своей жертвой — к коже тритона, к хвосту скорпиона, к клыку кобры. Тем не менее, молекулярная элегантность яда опускает ученых вниз по лестнице, чтобы они могли начать свое восхождение к тайнам эволюции яда.

Недавно несколько мировых экспертов по ядам собрались вместе, чтобы подвести итоги того, что они узнали. [pdf] То, как яды появляются, а затем развиваются, дает уроки того, как возникает любая сложная новая вещь.

Веномы не выскочили из пустоты. Они начинались как гены для других функций. Гены яда тесно связаны с другими генами, которые выполняют совершенно другую работу как у ядовитых, так и у неядовитых животных. Некоторые яды тесно связаны с белками иммунной системы, например, которые атакуют бактерии, вторгшиеся в организм. Другие тесно связаны с пищеварительными ферментами

Как фермент превращается в яд? Есть несколько способов. Распространенный тип мутации вызывает дублирование ДНК.Во-первых, дублирование просто означает, что производится в два раза больше исходного белка. Но затем дополнительный ген может снова мутировать, не нарушая функции исходного. Мутация может, например, изменить сигнал, который ген получает о том, где он должен производить свой белок. Например, вместо того, чтобы стать активным в поджелудочной железе, он может начать производить белки во рту.

Когда животное кусает добычу, фермент может попасть в рану. Это может иметь пагубные последствия.Даже небольшой эффект может помочь животному поймать больше добычи и, таким образом, получить одобрение естественного отбора. И новый ген протояда может пройти дальнейшую эволюцию. Он может становиться все более и более токсичным. Или он может дублироваться, и два ядовитых гена могут стать смертельными по-разному. Два гена могут стать четырьмя, четыре восемью и так далее. Ученые обнаружили, что скорость, с которой конусные улитки дублируют гены яда, является самой быстрой дупликацией генов, когда-либо обнаруженной в животном мире.

Каждая новая копия гена яда может быть усовершенствована еще больше.Они могут мутировать одно основание своей ДНК или претерпевать более серьезные изменения. Гены состоят из сегментов, называемых экзонами, и клетки собирают информацию в экзонах для создания соответствующего белка. В генах яда экзоны иногда пропускаются или перемешиваются, создавая новые молекулы яда с новыми свойствами. Эти новые яды позволяют животным охотиться на новые виды добычи или помогают им лучше справляться с убийством старых жертв, которые развивают новую защиту.

Каждый род ядовитых животных стал смертоносным сам по себе, независимо от всех остальных.И все же, в конце концов, их яды перекликаются друг с другом. Я перепечатал безумно подробный рисунок ниже, который вы можете увеличить, нажав на изображение. Это показывает, как разные животные оказались с ядами, нацеленными на одни и те же молекулярные мишени. Мишени делятся на две основные категории: каналы и рецепторы на нейронах и молекулы, участвующие в свертывании крови. Например, конусные улитки, скорпионы и анемоны развили яды, которые атакуют каналы нейронов, выкачивающие калий.Змеи и пчелы развили способность блокировать слипание тромбоцитов, что является важным шагом в процессе свертывания крови. Эти результаты показывают, что существует ограниченное количество способов быстро убить жертву. Независимо от того, какие гены вы позаимствовали для эволюции яда, в конечном итоге они будут очень похожи на другие яды.

Ученым еще многое предстоит узнать об эволюции яда. Одно из самых удивительных недавних открытий заключается в том, что заимствование, связанное с эволюцией яда, идет не в одну сторону.Возьмем, к примеру, натрийуретический яд змей, таких как гадюка. Он произошел от белков других животных (включая нас), которые расслабляют стенки кровеносных сосудов. У змей он превратился в яд, который так быстро расслабляет стенки крови, что вызывает изнурительно быстрое падение кровяного давления. Но у гадюк один из этих натрийуретических ядов вырабатывается внутри их мозга.

Никто не знает, что этот яд делает в мозгу змеи. Но очевидно, что делает , а не : убивает добычу.Вполне вероятно, что яд, заимствованный из других частей тела, теперь был заимствован обратно. Это один из самых интересных эволюционных уроков, которые может предложить яд: он бесконечно креативен, но при этом удивительно экономен.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Яд против Венома — Любопытно

Термины часто используются взаимозаменяемо, но «яд» и «яд» — не одно и то же. Да, они оба являются ядовитыми веществами, которые потенциально могут навредить или убить вас, но главное отличие заключается в том, как они доставляются к несчастной жертве.

Яд — это токсин, который попадает в организм при проглатывании, вдыхании или всасывании через кожу. Ядовитые животные, как правило, более пассивно-агрессивны — они часто не будут активно атаковать свою добычу, но выделяют свои токсины в результате еды, прикосновения или беспокойства. Тростниковая жаба, которая выделяет токсины из желез на каждом плече, является ядовитым животным. Его нужно проглотить или лизнуть, чтобы причинить вред. Ядовитый плющ является примером ядовитого растения: прикосновение к нему может вызвать зуд, а иногда и болезненную сыпь.

«яд» и «яд» — не одно и то же.

Яд — это особый тип яда, который развился для определенной цели. Он активно вводится через укус или жало. Поскольку яд состоит из смеси малых и больших молекул, ему нужна рана, чтобы проникнуть в тело, и, чтобы быть эффективным, он должен попасть в кровоток. По этой причине ядовитые животные более активно защищаются. Тайпан, который впрыскивает яд через зубы, похожие на шприц, является ядовитым животным.Так же как и медузы, которые впрыскивают яд в кожу с помощью наполненных ядом гарпуноподобных структур, которые вылетают из клеток вдоль их щупалец при прикосновении.

Иногда животное может быть и ядовитым, и ядовитым. Синекольчатый осьминог, например, ядовит, когда кусает клювом, но ядовит, если его проглотить. Это связано с тем, что в нем содержится множество токсинов, причем самый мощный из них (тетродотоксин) способен поглощаться из-за его очень маленького размера.

животное может быть как ядовитым, так и ядовитым

И яд, и яд предназначены для того, чтобы быть эффективными, если доставлять их правильным путем.Но что произойдет, если вы выпьете яд (а не сделаете ему инъекцию)? Хотя желающих участвовать в этом эксперименте было не так много, теоретически можно проглотить яд и не заметить никаких последствий (если, конечно, у вас не было порезов во рту, и в этом случае яд может попасть в кровоток). Это потому, что кислоты в вашем желудке расщепляют яд, как и любой другой белок, прежде чем он попадет в кровоток — по крайней мере, это теория.

Независимо от того, проглатывается ли он или инъецируется, самый безопасный вариант — знать о потенциально ядовитых и ядовитых существах в вашем районе и стараться избегать их.


Эта статья была рассмотрена следующими экспертами: Адъюнкт-профессор Брайан Фрай Школа биологических наук, Университет Квинсленда; Доктор Тимоти Джексон Австралийская группа по исследованию ядов, Мельбурнский университет

Животные, которых не может коснуться яд | Наука

Это существа, о которых змеям снятся кошмары. Билл Гозански / Алами

В 1976 году студенту Техасского университета A&M в Кингсвилле было поручено кормить змей в том, что сейчас является университетским Национальным исследовательским центром природных токсинов.Подумав, что не имеет большого значения, каких грызунов едят змеи, студент предложил одной из западных гремучих змей Центра пухлую мохнатую лесную крысу. Змея напала, вонзив клыки в шерсть крысы — маневр, за которым обычно следует почти мгновенное кровотечение, образование тромбов в печени и остановка сердца.

Но вместо того, чтобы перевернуться, грызун уставился на Бога Смерти и прошептал:

«Не сегодня».

Лесная крыса — это не медоед, существо, бросающее вызов змеям, коронованное Интернетом как тезка случайной хулиганства.Вудраты весят меньше фунта, у них нет ни больших когтей, ни сумасшедших клыков, и, конечно, они не выглядят способными танцевать со взрослой гремучей змеей. И все же, когда ученые повторили эксперимент, они обнаружили, что древесные крысы не только держатся против гремучих змей, грызуны иногда царапают и кусают змей… до смерти. Как оказалось, вудраты невосприимчивы к яду гремучей змеи.

Логично, правда? Если вы милый комочек меха, живущий в стране гремучих змей, то было бы неплохо иметь возможность откусить пару кусочков и при этом вовремя добраться до горячей йоги.Для древесных крыс иммунитет к яду похож на банку Fix-A-Flat в машине: вы надеетесь, что она вам никогда не понадобится, но в крайнем случае она удобна.

Вудрат: 1. Змея: 0.

В нашем почтении к ядовитым, не упускаем ли мы из виду столь же замечательную группу животных? Все фото Канады / Алами

Жало скорпиона. Укус гремучей змеи. Слизистые объятия медузы. Мы, люди, проводим много времени в благоговении и страхе перед самыми ядовитыми существами в мире.Что имеет смысл: любое животное, которое может убить немногим больше, чем уколом кожи, достойно нашего уважения. Но есть еще целый класс существ, которые не трусят перед ядовитыми злодеями дикой природы. Это иммунные к яду. И они не ругаются.

На самом деле, многие твари проявили смекалку медоедов, когда дело доходит до выветривания воздействия химического оружия. Среди млекопитающих ежи, скунсы, суслики и свиньи продемонстрировали устойчивость к яду.Некоторые ученые даже считают  , что скромный опоссум, в крови которого содержится пептид, нейтрализующий яд, может быть ключом к разработке универсального противоядия. Египетские мангусты могут быть даже более равнодушны к яду, чем опоссумы, но, увы, их защита, похоже, непередаваема. (Вместо противоядия в крови у мангустов есть мутации в самих клетках, которые блокируют нейротоксины змей, как комок жвачки в замочной скважине.)

В этом борющемся с ядом зверинце древесные крысы являются своего рода исключением.«Устойчивость к яду стоит дорого и действует только на определенных хищников, в то время как другие приспособления могут быть дешевле», — объясняет Кристи Уилкокс, автор новой книги « Venomous: Как самые смертоносные существа Земли освоили биохимию ». Фактически, устойчивость к яду гораздо чаще встречается у тех, кто ест ядовитых животных, чем у тех, кем ядовитые животные регулярно питаются.

Например, мыши-кузнечики могут не обращать внимания на парализующее действие древесных скорпионов, которыми они лакомятся. То же самое касается вееропалых гекконов Ближнего Востока и желтых скорпионов, на которых они охотятся.А техасские рогатые ящерицы в 1300 раз более устойчивы к муравьям-жнецам, чем к мышам, что является общим показателем токсичности.

Почему устойчивость к яду развивается у хищников чаще, чем у добычи? Ну, подумайте об этом так: если вы хищник, количество блюд, которые вы можете отведать в буфете, становится намного больше, если вы можете есть острые блюда, которых боятся все остальные. Вам просто нужно найти способ нейтрализовать острый соус ядовитого животного. Это может означать не только разницу между насыщением и голоданием, но и разницу между однократным и четырехкратным воспроизводством в течение жизни животного.

«Это большие последствия для фитнеса», — говорит Даниэль Драбек, биолог-эволюционист из Миннесотского университета и ведущий автор статьи Toxicon  в 2015 году, в которой исследуется происхождение иммунитета медоедов.

К тому же, если разобраться, ядовитые существа довольно слабы. «Змеи — это маленькие мешочки с мясом без конечностей, с маленькими костями», — говорит Драбек. «Даже у ядовитых змей только один острый конец». То же самое касается улиток-конусов, ос, медуз, муравьев — уберите их волшебное оружие, и они станут почти жалкими.(Хорошо, скорпионы все еще могут ущипнуть, но это делает их такими же грозными, как рак-отшельник.)  

Кожистая морская черепаха сфотографирована в открытом океане у берегов Флориды. Майкл Патрик О’Нил / Алами

Помимо млекопитающих и ящериц, существует множество змей, невосприимчивых к змеиному яду. В некоторых случаях может случиться так, что иммунитет предотвратит непреднамеренное самоубийство змей, когда они промахиваются мимо мыши и вместо этого ударяют себя. (Знаете, каково это — кусать себя за щеку во время еды? Теперь представьте, что вы ядовиты.) Но в других случаях иммунитет указывает на офиофагию или змееядство.

«Ядовитые змеи существуют в экосистемах как хищники и как жертвы, — говорит Драбек, — и, по правде говоря, мы относительно мало знаем о том, как их роль добычи повлияла на их эволюцию». На самом деле вполне возможно, что змеиный яд сначала развился как защитный механизм: «Является ли хищническое использование яда скорее дополнительным побочным эффектом, чем их наиболее важной эволюционной целью?» — спрашивает Уилкокс, который также является биологом, изучающим яды медуз в исследовательской лаборатории Pacific Cnidaria Гавайского университета.

«Вот такие вопросы не дают спать по ночам ученым-ядоведам».

Кстати, для победы над ядовитыми существами не обязательно иметь причудливый молекулярный механизм. Некоторые существа просто развили очень, очень толстую кожу. (У медоеда есть и то, и другое: молекулярная защита от нейротоксинов яда кобры и дряблая толстая кожа, помогающая ему в первую очередь избежать ударов.)

Только взгляните на кожистую морскую черепаху, — говорит Уилкокс. Эти океанические бегемоты зарабатывают на жизнь, поедая суперядовитых медуз, жалящих щупалец и все такое, как будто это не пустяки.Насколько нам известно, кожистые спины не застрахованы от укуса медузы. Вот только они никогда не кусаются. От их панцирей и чешуйчатой ​​кожи до пищевода, похожего на рабочий конец сарлакка, черепахи разработали контрмеры, которые не позволяют медузам доставлять свои микроскопические ядовитые гарпуны.

 Конечно, все защитные функции черепахи могут оказаться спорными, если она съест ядовитое животное, а не ядовитое. Но это совсем другая история.

Животные Биология Млекопитающие Природа Змеи Странные животные

Рекомендуемые видео

Филогенетический анализ предполагает, что арсеналы яда многоножек неоднократно пополнялись путем горизонтального переноса генов

Общая поддержка HGT

Для идентификации HGT 25 доступно несколько методов.Комбинация филогенетических анализов семейств генов-кандидатов HGT, включая последовательности как потенциальных доноров, так и последовательностей хозяина, и подтверждение их присутствия в геномах хозяина считается наиболее надежным методом. Мы использовали этот подход для идентификации предполагаемых HGT из неметазоанских источников в яды многоножек. В таблице 1 приведены данные о поддержке всех предполагаемых HGT, которые внесли свой вклад в арсеналы яда многоножек. Надежно поддерживаемое филогенетическое вложение последовательностей многоножек в парафилетические скелеты последовательностей неметазоанских доноров поддерживает HGT для пяти из семи семейств генов: β-порообразующий токсин (β-PFTx), пептидиларгининдеиминаза многоножки (centiPAD), белок с домен с неизвестной функцией (DUF3472), белковоподобный белок, содержащий домен пестицидного кристаллического белка (PCPDP-подобный), и неохарактеризованное семейство белков 5 (unchar05).Филогенетическое вложение геотоксина 2 многоножки (GEOTX02) в последовательности грибов менее хорошо подтверждено, в то время как последовательности многоножек для неохарактеризованного семейства белков 16 (unchar16) группируются в кладе, которая является сестринской кладе последовательностей оомицетов. Более того, подтвердив, что пять генов картированы с кодирующими белок генами с интронами в геноме многоножки геофиломорфа Strigamia maritima , который является единственным опубликованным геномом многоножки 26 , мы показываем, что они являются истинными генами многоножки, а не чем результат загрязнения или симбионтов.Важно отметить, что недавнее исследование 27 , в котором изучалось наличие контаминации в геноме S. maritima , подтверждает, что ни один из наших кандидатов на HGT не соответствует единственному геномному каркасу, для которого имеются признаки контаминации (каркас Jh531684; CM Francois, личная комм.).

Таблица 1. Сводка семейств генов, горизонтально перенесенных в яд многоножек.

Мы подкрепляем наши выводы о HGT тремя дополнительными критериями. Во-первых, все семь предполагаемых семейств генов HGT присутствуют как в транскриптомах ядовитых желез сороконожки, так и в протеомах доенного яда, что свидетельствует о том, что они не являются случайным загрязнением.Во-вторых, каждый предполагаемый ген HGT постоянно экспрессируется в ядовитых железах нескольких видов, собранных из разных географических мест и мест обитания, чего нельзя было бы ожидать, если бы последовательности были получены из местных загрязнителей. В-третьих, ожидается, что предполагаемые последовательности HGT от разных видов многоножек, которые являются загрязнителями, будут группироваться с родственными последовательностями, не относящимися к многоножкам, в разных местах генного дерева, а не группироваться вместе в одной кладе. Сильная кластеризация последовательностей многоножек в хорошо поддерживаемые клады в наших генных деревьях и отсутствие случайного чередования последовательностей предполагаемого донора и многоножки в любом из наших деревьев убедительно свидетельствует о том, что предполагаемые гены HGT являются добросовестными последовательностями многоножек.Выполнение этих вспомогательных критериев в дополнение к филогенетическому вложению последовательностей многоножек в парафилетические группы донорных последовательностей и присутствие пяти из семи генов в геноме S. maritima еще больше снижает вероятность того, что наши результаты к заражению или симбионтам. Ниже мы обсудим полную поддержку наших выводов для каждого из генов и возможность того, что гены, которые не удалось проверить на геноме S. maritima (centiPAD и PCPDP-подобные), могут быть связаны с симбионтами.

Бактериальные порообразующие токсины, дважды перенесенные в многоножек

Многоножки β-PFTx были рекрутированы в протеом предкового яда многоножек с последующими потерями из ядов кратеростигмоморфов и геофиломорфов 23 . Это семейство генов принадлежит к надсемейству бактериальных аэролизин-подобных β-порообразующих токсинов, которое Moran et al. 10 было перенесено не менее шести раз от бактерий к эукариотам, включая животных. Мы специально не разрабатывали наш филогенетический набор данных, чтобы дать точную оценку того, когда и где произошли все HGT, не являющиеся многоножками, но наши результаты согласуются с их результатами и расширяют их.Хотя структура дерева генов сложна (рис. 1; полное дерево см. на дополнительной рис. 1), она показывает, что β-PFTx сороконожки дважды переносились от бактерий, один раз в стволовую линию многоножек или членистоногих (верхняя клада с 94 % поддержки начальной загрузки на рис. 1), и один раз в литобиоморфную линию (расположенную в нижней кладе). Этот вывод подтверждается тестами топологии дерева, которые решительно отвергают монофилию многоножек β-PFTx (см. Дополнительные данные 1). Структура дерева, особенно сложное чередование бактериальных, грибковых, растительных и животных последовательностей в нижней кладе на рис.1, предполагает сложную историю множественных HGT от бактерий до эукариот, а также потерю β-PFTx. Напр., ранний перенос β-PFTx в ветвь ствола членистоногих подразумевает, что он был утерян многоножками и панкрустами, не относящимися к многоножкам, в соответствии с текущим консенсусом по филогении членистоногих 28 . Однако выраженная филогенетическая дизъюнкция последовательностей животных, не являющихся многоножками, и отсутствие видов из типов, широко представленных в наших обычных (см. «Методы») и общедоступных базах данных последовательностей, таких как членистоногие, моллюски и нематоды, позволяют предположить, что множественные HGT произошли от бактерий к животным.Эта интерпретация подтверждается тестами топологии дерева, которые отвергают монофилию животных (см. Дополнительные данные 1).

Рис. 1: Дерево максимального правдоподобия последовательностей β-PFTx показывает две клады последовательностей β-PFTx многоножек, вложенных в парафилетический остов бактериальных последовательностей.

Древовидное дерево показывает, что β-PFTx сороконожки произошли как минимум от двух бактериальных HGT, одна из стволовой линии многоножек или членистоногих (представлена ​​кладой наверху дерева с 94% бутстрепной поддержкой), а одна внутри литобиоморфа линия (представлена ​​кладой двух литобиоморфных последовательностей ниже по дереву).Последовательности многоножек окрашены в синий цвет (присутствует в транскриптомах) и красный (присутствует в транскриптомах и протеомах яда). Выделенные последовательности: Bacteria (розовый), Euryarchaeota (коричневый), Protozoa (фиолетовый), Fungi (желтый) и Streptophyta (голубой). Последовательности Metazoan не выделены. Свернутые клады имеют количество включенных последовательностей, указанное в скобках. Несвернутое дерево см. на дополнительном рисунке 1. Дерево было реконструировано с использованием модели WAG   +   R7 и отображается с корнем в средней точке.Значения поддержки начальной загрузки показаны для каждой клады, а клады с поддержкой <50% свернуты в политомии. Клады без значений начальной загрузки имеют поддержку> 95%. Изображения без многоножек взяты с сайта Phylopic (www.phylopic.org; авторство изображения Opiliones предоставлено Гаретом Монгером: https://creativecommons.org/licenses/by/3.0/).

β-PFTx S. maritima картированы с тремя кодирующими белок паралогичными геномными локусами с интронами (см. Таблицу 1). Филогенетическое распределение этих паралогов в трех подкладах последовательностей многоножек в верхней кладе на рис.1 показано, что дупликации, породившие их, произошли на ранних этапах эволюции многоножек. Однако β-PFTx и другие три белковых семейства, которые были рекрутированы в яд предков многоножки, отсутствуют в протеоме яда S. maritima , что показывает, что рационализация арсеналов яда происходит наряду с набором и диверсификацией новых компонентов 23 .

β-PFTx, продуцируемые бактериями, являются факторами вирулентности, которые способствуют патогенности за счет лизиса клеток-хозяев 29 .Интересно, что хотя они и не экспрессируются в яде их щупалец, β-PFTx книдарий, которые были горизонтально перенесены независимо от тех, которые обнаружены в ядах многоножек и паукообразных, секретируются в глотку и кишечник и помогают пищеварению путем дезинтеграции тканей добычи, хотя их паралитическая активность также может способствовать обездвиживанию добычи 10,30,31 . Нет экспериментальных данных о роли β-PFTxs у многоножек, но считается, что они, по крайней мере частично, ответственны за цитолитическую активность ядов многоножек за счет образования трансмембранных пор 32 .Большое разнообразие транскриптов β-PFTx, экспрессируемых в протеомах яда многоножки, и изобилие их экспрессии 22,23,33,34 , позволяют предположить, что β-PFTx, вероятно, играет важную роль в иммобилизации и обработке добычи.

Бактериальные экзотоксины, вероятный источник PCPDP-подобных белков

Ранее мы обнаружили белки с доменом пестицидного кристаллического белка (InterPro accession IPR036716) в яде Lithobius forficatus 23 . Гомологичные последовательности также присутствуют в транскриптомах других многоножек из обоих семейств литобиоморф (Lithobiidae: L.forficatus , E. cavernicolus ; Henicopidae: A. giribeti , P. validus ). Все PCPDP-подобные последовательности многоножек сгруппированы вместе в сильно поддерживаемой кладе, которая встроена в парафилетический остов бактериальных последовательностей PCPDP (рис. 2; см. Дополнительный рисунок 2 для полного дерева). Дерево также показывает, что PCPDP-подобные белки были независимо перенесены в жуков, книдарий и тихоходок. Это подтверждается топологическими древовидными тестами, которые категорически отвергают монофилию многоклеточных животных (см. Подтверждающие данные 1).Клада последовательностей многоножек включает виды, собранные в Великобритании, Европе, Северной Америке, Новой Зеландии и Австралии, и не содержит чередующихся бактериальных последовательностей. Это убедительно свидетельствует о том, что PCPDP-подобные последовательности являются добросовестными последовательностями многоножек, а не бактериальными загрязнениями. Хотя на основании текущих данных мы не можем категорически отвергнуть возможность того, что PCPDP-подобный белок продуцируется симбионтами, дополнительными доказательствами против этого вывода является то, что последовательности многоножек сильно отличаются от их ближайших бактериальных родственников (см. ветвь, ведущая к кладе многоножек.Наконец, морфологическое исследование ядовитой системы L. forficatus не обнаружило доказательств наличия бактериальных симбионтов в продуцирующих и секретирующих яд тканях 35 .

Рис. 2: Дерево максимального правдоподобия PCPDP-подобных последовательностей показывает кладу последовательностей многоножек, вложенных в парафилетический остов бактериальных последовательностей.

Это показывает, что последовательности многоножек произошли от бактериального HGT в литобиоморфную линию. Последовательности многоножек окрашены в красный цвет.Выделенные последовательности: Bacteria (розовый), Viridiplantae (голубой), Protozoa (фиолетовый), Euryarchaeota (коричневый) и Fungi (желтый). Последовательности Metazoan не выделены. Свернутые клады имеют количество включенных последовательностей, указанное в скобках. Несвернутое дерево см. на дополнительном рисунке 2. Дерево было реконструировано с использованием модели VT + G4 и отображается с корнем в средней точке. Значения поддержки начальной загрузки показаны для каждой клады, а клады с поддержкой <50% свернуты в политомии.Клады без значений начальной загрузки имеют поддержку> 95%. Изображения без многоножек взяты с сайта Philopic (www.phylopic.org).

Роль PCPDP-подобных белков в яде многоножек остается неизвестной, но наши результаты предполагают, что они произошли от бактериальных инсектицидных порообразующих токсинов. Наиболее интенсивно изучаемые бактериальные PCPDP представляют собой порообразующие инсектицидные эндотоксины, известные как Cry-токсины или δ-эндотоксины, которые широко используются в ГМ-культурах 36,37,38,39 . Они производятся видами Bacillus в B.cereus группа 40,41 , особенно B. thuringiensis , энтомопатогенная бактерия, из которой они были впервые описаны и которая питается насекомыми, убитыми токсином 42 . Cry токсины состоят из трех консервативных доменов: N-концевого домена α-спиралей, который, как считается, отвечает за встраивание в клеточную мембрану и образование пор, а также среднего и C-концевого доменов, включающих β-слои, которые участвуют в взаимодействия с рецепторами и которые могут придавать специфичную для хозяина токсичность 37,43,44 .Критоксины не секретируются, а высвобождаются в виде параспоральных кристаллических тел в результате лизиса спорообразующей бактериальной клетки. Гены токсинов Cry расположены на плазмидах, и перенос плазмид может объяснить, почему трехдоменные белки или гены Cry были обнаружены у нескольких видов бактерий, не относящихся к группе B. cereus 37,41 .

В дополнение к трехдоменным белкам Cry наше дерево также содержит последовательности из широкого спектра бактериальных типов, которые содержат только один домен токсина Cry, который во всех случаях является порообразующим N-концевым доменом.Сороконожка и другие эукариотические PCPDP-подобные последовательности также содержат только этот N-концевой домен. Намек на то, как многоножки могли перепрофилировать инсектицидный бактериальный токсин в белок яда, можно найти в наиболее близких бактериальных последовательностях. Все бактериальные последовательности, которые группируются вместе с последовательностями многоножек в кладе в верхней части рис. 2, также содержат только порообразующий N-концевой домен и, как и последовательности многоножек, включают область сигнального пептида. Это говорит о том, что бактериальные белки представляют собой экзотоксины, которые выделяются клетками, подобно PCPDP-подобным белкам многоножек.В отличие от последовательностей многоножек, бактериальные последовательности в этой кладе также содержат С-концевые связывающиеся с клеточной стенкой повторы (InterPro, доступ IPR018337) и/или домен лектина рицина B (InterPro, доступ IPR000772). Связывающиеся с клеточной стенкой и рициновые домены могут помочь связывать такие предполагаемые экзотоксины с бактериальными или эукариотическими клетками-хозяевами, обеспечивая цитолитическое действие N-концевого перфорирующего домена. PCPDP-подобные последовательности многоножек могут происходить из таких предполагаемых бактериальных экзотоксинов с последующей потерей этих доменов, связывающихся с мишенью.В качестве альтернативы, белки многоножки могут происходить из бактериального эндотоксина, либо из несекретируемого белка с одним доменом Cry-токсина, либо из истинного трехдоменного Cry-токсина, путем добавления сигнального пептида. Низкое сходство последовательностей бактерий и многоножек делает невозможным различение этих возможностей. Однако маловероятно, что только N-концевой домен был перенесен из бактерий и присоединен к нативной последовательности многоножки, поскольку BLAST ищет С-концевую область PCPDP-подобных последовательностей в отношении транскриптомов многоножек и генома S.maritima не дает попаданий.

Два бактериальных HGTs centiPADS

Ранее мы обнаружили фермент пептидиларгининдеиминазу (PAD) в яде двух отдаленно родственных видов многоножек, Thereuopoda longicornis (отряд Scutigeromorpha) и Lithobius forficatus (отряд Lithobiomorpha) 23 . Наш филогенетический анализ показывает, что эти последовательности расположены в разных частях дерева, разделенных множеством сильно поддерживаемых узлов.Следовательно, centiPAD являются результатом двух HGT из разных типов бактерий. T. longicornis centiPAD происходит от Gammaproteobacteria, а L. forficatus centiPAD происходит от Bacteroidetes (рис. 3; полное дерево см. на дополнительном рис. 3). Последовательности centiPAD глубоко вложены в большое дерево бактериальных последовательностей, подтверждая, что PAD человека и бактерий эволюционно не связаны 45,46 . Интересно, что вложение четырех грибковых ветвей и последовательности, полученной от черного садового муравья Lasius niger , в парафилетический остов бактериальных последовательностей предполагает, что PAD многократно переносился от бактерий и к другим эукариотам.

Рис. 3: Дерево максимального правдоподобия последовательностей PAD показывает две клады последовательностей centiPAD, вложенные в парафилетический остов бактериальных последовательностей.

Дерево представляет собой одну кладу, вложенную в более крупное дерево (выделено красным на врезке), полностью состоящее из бактериальных последовательностей. Дерево показывает, что centiPAD произошли от двух бактериальных HGT, одного из линии lithobiomorph и одного из линии scutigeromorph. Последовательности многоножек отмечены черным (присутствуют в транскриптомах) и красным (присутствуют в транскриптомах и протеомах яда).Выделенные последовательности: бактерии (розовые) и грибы (желтые). Последовательности Metazoan не выделены. Свернутые клады имеют количество включенных последовательностей, указанное в скобках. Несвернутое дерево см. на дополнительном рисунке 3. Дерево было реконструировано с использованием модели WAG + G4 и отображается с корнем в средней точке. Значения поддержки начальной загрузки показаны для каждой клады, а клады с поддержкой <50% свернуты в политомии. Клады без значений начальной загрузки имеют поддержку> 95%. Изображение коллемболы было получено с веб-сайта Philopic (www.филопик.орг; кредит на изображение Collembola принадлежит Биргит Ланг: https://creativecommons.org/licenses/by/3.0/).

Мы не можем категорически отвергнуть возможность того, что сантиПАД производятся бактериальными симбионтами, что, если это правда, было бы вторым примером того, что компонент яда животных производится бактериями 47 . Тем не менее, баланс данных свидетельствует о том, что centiPAD представляют собой добросовестное семейство генов многоножек. CentiPAD является важным компонентом протеома яда T.longicornis 22 , что несовместимо с ним из-за случайного бактериального заражения. Последовательности T. longicornis могут быть на 78% сходны с наиболее близкородственными бактериальными последовательностями PAD, но они имеют общие уникальные особенности, которые отличают их от всех бактериальных последовательностей, сгруппированных в одной кладе. По сравнению с соответствующими последовательностями PAD, полученные из гаммаплоотобактериальных родов псевдомонас, Cedecea , aceromonas , и ацинетобактериал и ацинетобактерии , а также бетапротебактериальные роды ACHROMOBACTER , PAUCIBACTER , , последовательности centiPAD однозначно имеют делецию Met593 и одну аминокислоту в положении 606 (см. выравнивание в дополнительных данных 2).Эти отличительные различия также подтверждают вывод о том, что T. longicornis centiPAD являются добросовестными последовательностями многоножек.

Последовательности Lithobius centiPAD группируются вместе в сильно поддерживаемой кладе без чередования бактериальных последовательностей. Эта клада объединяет последовательности образцов, собранных в Великобритании, континентальной Европе и Северной Америке 23,48,49 . Это убедительно свидетельствует о том, что они являются добросовестными последовательностями многоножек, что согласуется с отсутствием доказательств наличия микроорганизмов в ядовитой системе L.форфикатус 35 . Европейские последовательности (представленные британскими последовательностями; идентичная немецкая последовательность была исключена) образуют сестринскую кладу по отношению к американским последовательностям. Поскольку последние не были определены до видов первоначальными сборщиками 48 , неясно, являются ли они L. forficatus , завезенным из Европы в Северную Америку незадолго до конца XIX -го -го века 50 . CentiPAD отсутствует в транскриптомах других видов литобиоморф: Eupolybothrus cavernicolus , Paralamyctes validus и Anopsobius giribeti 51,52 .За исключением E. Cavernicolus , в эти транскриптомы не были включены ядовитые железы, поэтому они могли быть ложноотрицательными. Однако среднее содержание GC последовательностей centiPAD в Великобритании находится на границе первого квартиля всех белковых последовательностей яда, отличных от HGT (0,385 против 0,384), для всех видов многоножек, проанализированных в нашем предыдущем исследовании 23 (см. Дополнительные данные 3). ), что говорит о том, что HGT, вероятно, произошел относительно недавно.

Недавняя передача также вероятна для T.longicornis сантиПАД. Среднее содержание GC в трех последовательностях T. longicornis centiPAD (0,588) сильно асимметрично в другом направлении и выходит за пределы 99-го процентиля (0,557) всех белковых последовательностей яда многоножки, не относящихся к HGT. Эта асимметрия и сходство последовательностей многоножек и бактерий указывают на то, что этот HGT мог произойти относительно недавно. Отсутствие последовательностей centiPAD в транскриптомах других скутигероморфов ( Scutigerina weberi , Sphendononema guilgingii и Scutigera coleoptrata ) 23,52 обеспечивает дополнительную поддержку относительно недавнего HGT.Поскольку только транскриптом S. coleoptrata содержит ткань ядовитой железы, два других могут быть ложноотрицательными. Однако мы считаем это маловероятным, поскольку они представляют разные семейства скутигероморфов, тогда как S. coleoptrata и T. longicornis принадлежат к семейству Scutigeridae. Таким образом, уникальное присутствие centiPAD у T. longicornis предполагает, что этот ген был передан после того, как его линия отделилась от линии S. coleoptrata , что, по оценкам, произошло примерно 200 миллионов лет назад 53 .

Бактериальный PAD превращает пептидиларгинин в остатки цитруллина, и эффекты этого процесса были наиболее интенсивно исследованы для патогенной бактерии Porphyromonas gingivalis . Porphyromonas PAD (PPAD) является основным фактором вирулентности, вызывающим воспалительное заболевание десен, и фактором риска развития ревматоидного артрита 45,46,54,55 . Влияние PPAD на патогенность является активной областью исследований, которые могут включать ослабление иммунной системы хозяина и формирование защитных биопленок 55,56 .Неизвестно, какую роль centiPAD играют в яде сороконожки, но одной из возможностей является модулирование активности других компонентов яда посредством посттрансляционной модификации. Последовательности centiPAD обоих видов сохранили пять каталитических остатков, ответственных за ферментативную активность PPAD (Asp1372, His2321, Asp2323, Asn2928, Cys4010 в выравнивании PAD в дополнительных данных 5), но они изменили два остатка, которые определяют субстратную специфичность бактериальных PAD. 46 .

Один или два бактериальных HGT белков домена DUF3472

Белки с доменом неизвестной функции DUF3472 (InterPro accession IPR021862) обнаружены в яде нескольких видов сколопендроморфных многоножек, а также в ядовитых железах геофиломорфных и литобиоморфных и не -транскриптомы ядовитых желез 23,33,34,57,58 .Кроме того, многие из последовательностей имеют N-концевой домен DUF5077 (InterPro accession IPR031712). Наш филогенетический анализ помещает последовательности многоножек в две клады, разделенные последовательностями бактерий и многоклеточных животных (рис. 4; полное дерево см. на дополнительном рис. 4). Это говорит о том, что белки с доменом DUF3472 могли дважды передаваться от бактерий к многоножкам, один раз в линию, ведущую к Epimorpha (геофиломорфы и сколопендроморфы), и один раз в литобиидные литобиоморфы. Тесты топологического дерева не могут статистически отвергнуть монофилию многоножек, но отвергают монофилию многоножек (см. Дополнительные данные 1).Это показывает, что белки с доменом DUF3472 многократно переносились от бактерий к животным, например, β-PFTxs и PCPDP-подобные белки. Белки домена DUF3472 из S. maritima сопоставляются с четырьмя кодирующими белок геномными локусами с интронами (см. Таблицу 1), и дерево предполагает, что эти и множественные копии, обнаруженные у сколопендроморфов, являются результатом нескольких циклов дупликации генов.

Рис. 4: Древо последовательностей максимального правдоподобия с доменами DUF3472 показывает две клады последовательностей многоножек, вложенных в парафилетический остов бактериальных последовательностей.

Это предполагает, что последовательности многоножек, возможно, произошли от двух бактериальных HGT, одна из линии эпиморфных и одна из линии литобиоморфных. Однако тесты топологии дерева не могут отвергнуть монофилию многоножек (см. Дополнительные данные 1). Последовательности многоножек окрашены в синий цвет (присутствует в транскриптомах) и красный (присутствует в транскриптомах и протеомах яда). Выделенные последовательности: Bacteria (розовый), Protozoa (фиолетовый), Streptophyta (голубой) и Fungi (желтый). Последовательности Metazoan не выделены.Свернутые клады имеют количество включенных последовательностей, указанное в скобках. Несвернутое дерево см. на дополнительном рисунке 4. Дерево было реконструировано с использованием модели WAG + R10 и отображается с корнем в средней точке. Значения поддержки начальной загрузки показаны для каждой клады, а клады с поддержкой <50% свернуты в политомии. Клады без значений начальной загрузки имеют поддержку> 95%. Изображение веслоногих рачков было получено с веб-сайта Phylopic (www.phylopic.org; изображение коллемболы предоставлено Биргит Ланг: https://creativecommons.org/licenses/by/3.0/).

Множественные HGT между грибами, оомицетами и многоножками

Многоножки не только экспрессируют в своих ядах четыре семейства генов, которые были горизонтально перенесены от бактерий, но также три семейства генов, которые находят своих ближайших гомологов в грибах и оомицетах (водяных плесневых грибах). GEOTX02 представляет собой пептид, присутствующий в яде геофиломорфа S. maritima , и подобные последовательности с соответствующей цистеиновой структурой ограничены несколькими видами грибов-аскомицетов.Последовательности демонстрируют две различные модели цистеина: 8 или 10 остатков цистеина в зрелом домене пептида, причем последний ограничен верхней кладой в дереве с 85% поддержкой начальной загрузки (рис. 5a; см. Дополнительный рисунок 5 для полное дерево). Последовательности многоножек сопоставляются с четырьмя паралогическими группами генов с интронами в геноме S. maritima , при этом клада с 74% бутстрепной поддержкой представляет паралогические группы 1–3, а свернутая клада из одиннадцати S.maritima последовательности, представляющие группу паралогов 4 (см. Таблицу 1). Дерево предполагает, что последовательности многоножек с двумя разными паттернами цистеина могли быть результатом двух HGT, хотя тест топологии дерева не может отвергнуть монофилию многоножек (см. Дополнительные данные 1), и направление этих горизонтальных переносов остается неопределенным. Аскомицеты, включенные в дерево, принадлежат к двум порядкам (Dothideomycetes и Sordariomycetes) и включают виды, которые, как известно, заражают животных и растения.Таким образом, переносы, возможно, включали аскомицетов, заражающих членистоногих, в качестве донора или реципиента GEOTX02.

Рис. 5: Деревья максимального правдоподобия, показывающие эукариотические HGT между грибами, оомицетами и многоножками.

a Древо гомологов GEOTX02, показывающее, что последовательности многоножек распределены по двум кладам и чередуются с последовательностями аскомицетов. Направление и количество HGT (один или два) точно не известны. Дерево было реконструировано с использованием модели VT + I + G4 и имеет корни в средней точке.Несвернутое дерево см. на дополнительном рисунке 5. b Дерево гомологов unchar05, показывающее четыре последовательности сороконожки, сгруппированные в кладу с двумя последовательностями коллембол, вложенными в парафилетический остов последовательностей грибов. Дерево показывает, что последовательности многоножек, вероятно, произошли от двух грибковых HGT, одна из линии геофиломорфов, а другая из линии литобиоморфов. Дерево было реконструировано с использованием модели WAG + R5 и имеет корни в средней точке. Несвернутое дерево см. на дополнительном рис.6. c Древо гомологов unchar16, показывающее кладу последовательностей многоножек, которая является сестринской группой по отношению к кладе последовательностей оомицетов. Направление HGT неясно. Дерево было реконструировано с использованием модели VT + R3 и основано на последовательностях оомицетов. Для несвернутого дерева см. Дополнительный рисунок 7. Для каждого дерева значения начальной загрузки показаны для каждой клады, а клады с поддержкой <50% свернуты в политомии. Клады без значений начальной загрузки имеют поддержку> 95%.Последовательности многоножек окрашены в черный цвет (присутствует в транскриптомах) и красный (присутствует в транскриптомах и протеомах яда). Выделенные последовательности: Fungi (желтый), Rhodophyta (красновато-коричневый) и Streptophyta (голубой). Последовательности Metazoan не выделены. Свернутые клады имеют количество включенных последовательностей, указанное в скобках. Изображения без многоножек взяты с сайта Phylopic (www.phylopic.org; изображения Collembola предоставлены Биргит Ланг: https://creativecommons.org/licenses/by/3.0/).

Unchar05 — еще одно семейство ядовитых белков, которое было горизонтально передано между многоножками и грибами. Unchar05 присутствует в яде S. maritima , но также обнаружен в транскриптоме туловища литобиоморфа Paralamyctes validus . Два транскрипта unchar05, идентифицированные в протеоме яда S. maritima , сопоставляются с кодирующим белок геномным локусом с интронами (SMAR002275), который является одним из пяти паралогичных локусов (см. Таблицу 1), четыре из которых экспрессируются в виде транскриптов в ядовитая железа S.морской . Наш филогенетический анализ (рис. 5b; полное дерево см. на дополнительном рис. 6) показывает, что unchar05 был передан многоножкам от грибковых доноров. Последовательности многоножек группируются в кладу с последовательностями двух видов ногохвостов, Folsomia candida и Orchesella cincta , но последовательности ни многоножек, ни ногохвостов не являются монофилетическими. Это таксономическое чередование последовательностей и филогенетическое расхождение между видами многоножек предполагает, что unchar05 дважды горизонтально трансформировался в многоножек.Это также может быть верно для ногохвостов, у которых гомологи unchar05 обнаружены как минимум в двух разных семействах, и чьи геномы содержат сотни генов HGT-происхождения 5,6 . Кроме того, дерево также содержит хорошо поддерживаемую кладу последовательностей клещей, которая включает виды, которые, как ранее было показано, получили горизонтально перенесенные грибковые гены 3 .

Хотя тест топологии дерева не может отвергнуть монофилию многоклеточных животных в нашем дереве (см. Дополнительные данные 1), мы считаем менее убедительной альтернативную гипотезу о единственном раннем HGT unchar05 у животных, за которым последовали безудержные потери.Чтобы объяснить большое филогенетическое расхождение последовательностей на различных уровнях — внутри многоножек, насекомых и животных — потребовалась бы огромная потеря генов во всем царстве животных, чтобы осталась только эта горстка гомологов многоклеточных животных, некоторые из которых уже представляют таксоны. известно, что они являются реципиентами горизонтально переносимых генов.

Третье семейство генов, которое, вероятно, подверглось эукариотической HGT, — это Unchar16. Он кодирует богатые цистеином белки, обнаруженные в транскриптомах ядовитых и неядовитых желез многоножек pleurostigmophoran (non-scutigeromorph), а также в яде craterostigmomorph Craterostigmus tasmanianus .Unchar16 картируется с двумя паралогическими локусами, кодирующими белок, с интронами в геноме S. maritima (см. Таблицу 1). Наши поиски идентифицировали небольшие секреторные белки оомицетов, паразитирующих на растениях, как гомологи на основе сходства последовательностей и соответствующих цистеиновых структур. Unchar16 претерпел заметную эволюцию последовательности у многоножек, и все последовательности многоножек группируются в хорошо поддерживаемую кладу, когда дерево укоренено оомицетами (рис. 5c; см. Дополнительный рис. 7 для полного дерева). Однако два разных сценария HGT могут объяснить данные в зависимости от того, как дерево укоренено.

Оомицеты возникли примерно в то же время, что и многоножки, около 430 миллионов лет назад 59 , поэтому HGT между ранними линиями оомицетов и многоножек возможен, если unchar16 был перенесен из оомицетов в стволовую линию многоножек pleurostigmophoran. Однако ранняя эволюционная история оомицетов и таксономическое распространение гомологов оомицетов unchar16 ставит под сомнение этот сценарий. Ранние дивергирующие линии оомицетов исключительно морские, за исключением рода Haptoglossa 60,61 .Более того, идентифицированные нами оомицеты-гомологи unchar16 принадлежат к преимущественно наземному отряду оомицетов Peronosporales, линии, возникшей намного позже, в раннем мезозое около 225-190 миллионов лет назад 59 . Это говорит о том, что unchar16 мог горизонтально переместиться гораздо позже от многоножек в пероноспоральную линию оомицетов — обратный перенос потребовал бы независимых HGT во все четыре линии pleurostigmophoran многоножек. Известно, что HGT способствовал эволюции секретомов оомицетов 62,63 , но какая линия многоножек функционировала как донор unchar16 в этом сценарии, остается неясным, учитывая отсутствие разрешения в дереве.С учетом имеющихся данных мы предпочитаем второй сценарий, но надеемся, что будущие исследования прольют свет на эту мучительную загадку.

ГПГ является потенциально основным механизмом эволюции яда

Наши результаты показывают, что ГПГ был ключевым фактором в распространении и диверсификации ядов многоножек всех пяти отрядов на протяжении всей их эволюционной истории (рис. 6). Поскольку гены были горизонтально переданы от бактерий и грибов как глубоко, так и многократно в филогении многоножек, мы ожидаем, что подавляющее большинство видов многоножек производят яды, которые включают несколько горизонтально переданных компонентов.Поскольку протеотранскриптомные профили яда в настоящее время доступны лишь для небольшого числа из более чем 3100 описанных видов многоножек, в будущих исследованиях, вероятно, появится новое понимание полного влияния HGT на эволюцию яда многоножек.

Рис. 6: Филогенетическое распределение семейств генов яда многоножек, горизонтально перенесенных от бактерий и грибов.

‘?’ указывает на неопределенность в направлении передачи. Сокращения таксонов следующие. Tl: Thereuopoda longicornis ; Sc: Scutigera coleoptrata ; Lf: Lithobius forficatus ; Ec: Eupolybothrus cavernicolus ; Курица: Henicopidae; Ct: Craterostigmus tasmanianus ; Гео: геофиломорфа; Сколо: сколопендроморфа.

Наши результаты увеличивают количество семейств белков яда животных с хорошо подтвержденным происхождением HGT с трех до по крайней мере восьми, что увеличивает количество известных событий HGT, пополняющих арсеналы яда, с пяти или шести до по крайней мере тринадцати. Мы показываем, что многоножки являются первыми известными животными с ядами, используемыми для хищничества и защиты, которые содержат несколько семейств генов, полученных из HGT. Вполне вероятно, что вклад HGT в эволюцию яда является гораздо более распространенным явлением. Более сотни линий животных развили яды 8 , а недавние протеотранскриптомные исследования ядов широкого круга таксонов выявили значительное количество белковых семейств с небольшим количеством известных гомологов многоклеточных животных или вовсе без них (например,грамм. 16,17,18,19,20,21 ). Такие семейства генов особенно перспективны для выявления новых кандидатов на HGT, но для этого требуется целенаправленный подход, подобный принятому здесь, который выходит за рамки стандартных конвейеров аннотаций на основе BLAST, обычно используемых в исследованиях профилирования яда.

Наши результаты дополняют выводы предыдущих исследований о том, как ГПГ может повышать адаптивную гибкость организмов 1,2 . Наши результаты показывают, что HGT может позволить ядовитой линии получить немедленные адаптивные преимущества генов, развившихся в неродственных линиях, если продукты генов предварительно адаптированы к функции яда.Например, включение цитолитического бактериального порообразующего токсина, такого как β-PFTx, в яд предковой многоножки могло дать немедленную функциональную пользу, например, при обездвиживании добычи. В этом сценарии порообразующая активность бактериального белка является предварительной адаптацией, которая позволила бы белку взять на себя эту функцию в яде многоножки без предварительной эволюции модификаций, чтобы получить функцию яда. Это аналогично, например, использованию детоксифицирующих ферментов травоядными членистоногими, которые были горизонтально перенесены и аналогичным образом использованы бактериальными и грибковыми донорами 64 .Селективное преимущество горизонтального переноса β-PFTx в самый ранний яд многоножки могло быть существенным, потому что это всего лишь один из двух предполагаемых токсинов, которые могли участвовать в иммобилизации добычи. Другие три семейства белков, которые мы реконструировали как присутствующие в яде предков многоножки, представляют собой семейство металлопротеаз M12A, семейство гликозидгидролаз 18 и многоножки CAP1 ( c секреторные белки, богатые истеином, a ntigen 5 и p связанные с атогенезом). семейство белков 1), который является вторым предполагаемым ядовитым токсином 23 .Включение β-PFTx в яд предковой многоножки представляет собой первый известный пример HGT, способствующий эволюционному происхождению яда в родословной. Таким образом, горизонтальный перенос мог быть решающим шагом в направлении многоножек на избирательную траекторию, которая в конечном итоге привела к появлению сложных ядов современных видов.

Тот факт, что гомологи трех горизонтально переносимых бактериальных факторов вирулентности из яда многоножки, для которых имеются функциональные данные, сохранили структурные домены, участвующие в порообразовании (β-PFTx и PCPDP-подобные белки), или сохранили каталитические сайты, участвующие в ферментативном действии (centiPAD) согласуется с непрерывностью функции и адаптивной ценностью от таксонов-доноров к таксонам-реципиентам.Более того, генные дупликации, которые впоследствии произошли в генных семействах с подтвержденным геномом, подчеркивают обычно наблюдаемую особенность пути к функциональной консолидации и диверсификации горизонтально переносимых генов 2 . Таким образом, наши результаты показывают, что HGT может обеспечить ускоренный канал для эволюции новизны за счет экзаптации бактериального оружия для новых функций ядов животных.

Поцелуй смерти — млекопитающие были первыми животными, выработавшими яд

Впечатление художника от Euchambersia .Предоставлено: Университет остроумия

Африка — суровое место. Так было всегда. Особенно, если вам нужно отбиваться от гигантских хищников, таких как саблезубые плотоядные, чтобы выжить. И, когда вы маленькая рептилия размером с собаку, пред-млекопитающее, иногда единственный способ защитить себя от этих монстров — превратить свою слюну в смертельно ядовитый коктейль.

Это именно то, что около 260 миллионов лет назад сделала далекая рептилия, существовавшая до млекопитающих, терапсида Euchambersia , чтобы выжить в суровых условиях смертельно опасной окружающей среды Южной Африки.Живя в Кару, недалеко от Колесберга в Южной Африке, эухамберсия развила глубокую и круглую ямку сразу за клыками в верхней челюсти, в которой производился смертельный ядовитый коктейль, который доставлялся прямо в рот через тонкую сеть костные борозды и каналы.

«Это первое свидетельство древнейшего из когда-либо найденных ядовитых позвоночных, и что еще более удивительно, так это то, что это не тот вид, которого мы ожидали», — говорит доктор Жюльен Бенуа, исследователь из Института палеонтологии Бернарда Прайса. Исследования в Университете Витватерсранда в Южной Африке.

«Сегодня змеи печально известны своим ядовитым укусом, но их окаменелости исчезают в глубине геологических времен около 167 миллионов лет назад, поэтому 260 миллионов лет назад Euchambersia развили яд более 100 миллионов лет назад. еще до того, как родилась самая первая змея».

Доктор Жюльен Бенуа с черепом окаменелости Euchambersia , найденной недалеко от Колесберга в Восточно-Капской провинции Южной Африки в 1966 году.Предоставлено: Университет остроумия

Поскольку ядовитые железы не превращаются в окаменелости, Бенуа и его коллеги из Университета Витса в сотрудничестве с Лондонским музеем естественной истории использовали передовые методы компьютерной томографии и трехмерных изображений для анализа единственных двух когда-либо найденных окаменелых черепов Euchambersia . и обнаружили потрясающие анатомические приспособления, совместимые с производством яда. Их результаты были опубликованы в журнале открытого доступа Plos One в феврале.

«Во-первых, широкая, глубокая и круглая ямка (пространство в черепе) для размещения ядовитой железы присутствовала на верхней челюсти и была соединена с клыком и ртом тонкой сетью костных борозд и каналов», — говорится в сообщении. Бенуа. «Более того, мы обнаружили ранее неописанные зубы, спрятанные в непосредственной близости от костей и камня: два резца с сохранившимися коронками и пару больших клыков, все они имели острый гребень. добыча.»

Череп окаменелости Euchambersia показывает большое пространство для ядовитых желез на верхней челюсти, прямо за передними зубами (справа от указательного пальца доктора Жюльена Бенуа). Предоставлено: Университет остроумия

В отличие от змей, таких как гадюки или кобры, которые активно впрыскивают яд своей жертве через игольчатые бороздки в зубах, яд Euchambersia поступал прямо в рот, и яд пассивно вводился в жертву через гребни на зубах. вне его клыков.

» Euchambersia могла бы использовать свой яд для защиты или охоты. Большинство ядовитых видов сегодня используют свой яд для охоты, поэтому я бы предпочел этот вариант. Кроме того, в то время не все животные были насекомоядными, особенно среди терапсидов, которые были очень разнообразны».

Окаменелости Euchambersia

Первая окаменелость Euchambersia была найдена в 1932 году, а вторая — в 1966 году.Обе окаменелости были найдены на ферме Ванвиксфонтейн, недалеко от Колесберга в Восточной Капской провинции, и хотя они были найдены с разницей более 34 лет друг от друга, в течение миллионов лет они лежали всего в нескольких метрах друг от друга.

Жизнь и времена Евчамберсии

Согласно измерениям двух окаменелостей, Euchambersia была маленькой собакоподобной предмлекопитающей рептилией, которая вырастала от 40 до 50 см в длину и жила задолго до появления первого динозавра.


Видео: химико-шипящая попытка змеиного яда
Предоставлено Университет остроумия

Цитата : Поцелуй смерти — млекопитающие были первыми животными, выработавшими яд (2017, 13 февраля) получено 31 марта 2022 г. с https://физ.org/news/2017-02-deathmammals-animals-venom.html

Этот документ защищен авторским правом. Помимо любой добросовестной сделки с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в ознакомительных целях.

Гены за ядом: новая техника rev

изображение: вид скорпиона Heterometrus sp., также называемый азиатским лесным скорпионом. Кредиты: Арье ван дер Мейден посмотреть больше 

Кредит: Арье ван дер Мейден

Международная группа ученых нашла инновационный, безопасный для животных способ изучения генов яда. Этот метод позволяет определить уникальное производство яда широким кругом ядовитых животных, которые почти не изучались, если вообще были изучены.

Группе ученых из Университета Амстердама и Университета Порту в сотрудничестве с Центром биоразнообразия Naturalis и Лейденским университетом удалось найти чертежи белков яда скорпиона.Эти чертежи точно отражают, какие гены активны в производстве яда.

Ядовитая железа
Используемый метод называется транскриптомикой. Это метод, с помощью которого можно исследовать образцы экспрессии генов. Это позволяет исследователям наблюдать, какие гены активны во время производства яда. Что делает этот подход уникальным, так это то, что этот метод был впервые успешно применен к реальному яду, а не к ткани ядовитой железы.Это означает, что животных больше не нужно приносить в жертву для изучения экспрессии генов ядовитой железы. Этот метод предлагает много новых возможностей для исследования яда.

Какие гены активны?
«Благодаря этой методике мы можем очень точно увидеть, какие гены активны в разные моменты производства яда», — говорит Фрик Вонк, профессор VU и исследователь Naturalis. «Этот снимок предлагает самую первую возможность изучить, как различные факторы, такие как питание, время года и возраст, влияют на выработку яда у одного человека.

Это означает, что теперь можно исследовать, какие вариации существуют в яде и какие факторы могут влиять на эти вариации. «Каждый яд содержит от десятков до сотен различных ядовитых веществ, также называемых токсинами, которые вырабатываются ядовитой железой. После укуса или укуса они могут оказывать токсическое воздействие на различные системы, такие как нервные окончания или кровообращение», — объясняет Вонк.

Остатки клеток
«Ядовитые животные производят яд по-разному», — объясняет Матиас Биттенбиндер, эксперт по ядам и аспирант Naturalis и VU.«У некоторых животных, таких как змеи и многоножки, есть клетки, вырабатывающие яд, которые выпускают свой яд в пространство для хранения в ядовитой железе в виде небольших пузырьков, что приводит к относительно «чистому» яду. Другие животные, такие как скорпионы, позволяют клеткам своих ядовитых желез «отрезать» на части или даже полностью распадаться в пространстве для хранения яда и, следовательно, производят яд, который содержит много клеточных остатков. Эти клеточные остатки содержат вещества, с которыми мы можем проводить транскриптомику: картировать, какие гены активируются для производства каких белков», — продолжает Биттенбиндер.

«Способ производства яда, вероятно, объясняет, почему новая техника не работает на змеях», — объясняет Арье ван дер Мейден. Он научный сотрудник Университета Порту и изобретатель инновационного подхода. «Наоборот, этот метод теперь позволяет изучать вариации яда у большого количества ядовитых животных, которые почти никогда не изучались, например, скорпионы, рыбы и даже утконосы».

Лучшее исследование состава яда
Кроме того, этот метод намного проще, чище и конкретнее, чем ранее использовавшиеся методы исследования яда.«В результате мы можем еще лучше исследовать, как животные производят яд. И это особенно полезно; токсины в яде являются важным источником для поиска новых потенциальных лекарств, таких как лекарства для лечения сердечно-сосудистых заболеваний», — подчеркивает Ван дер Мейден.

Дополнительную информацию можно найти в статье «Нелетальный метод изучения транскриптомов ядовитых желез скорпиона с обзором потенциально подходящих таксонов, к которым он может быть применен», опубликованной в журнале PLOS ONE .

Примечание для редакторов:
По конкретным вопросам, связанным с исследованием, обращайтесь к доктору Арье ван дер Мейден по телефону [email protected] и/или +31 6 1121 5136 или к Матиасу Биттенбиндеру по телефону [email protected] номер и/или +31 6 1461 1808.

Вот папка для прессы с анимацией, фотографиями и поясняющими видео. Кредиты указаны в именах файлов, где это необходимо, пожалуйста, укажите соответствующие.

Общие вопросы от СМИ принимаются по адресу [email protected]номер



Метод исследования

Тематическое исследование

Предмет исследования

Животные

Название статьи

Нелетальный метод изучения транскриптомов ядовитых желез скорпиона с обзором потенциально подходящих таксонов, к которым он может быть применен

Дата публикации статьи

18 ноября 2021 г.